?

Log in

pouik
     День  сложился не ахти. В АБЦ продолжаю делить шкуру неубитого медведя, пытаясь выбить получше условия на фильм с немцами, который может и не случится. Сначала со мной там носились, как с писанной торбой, пытаясь заманить в проект. А теперь уже думают, как бы слишком много не заплатить, что приводит и к моментам после которых неприятно внутри.  Сначала там согласились с моим условием, что существенная часть гонорара будет в СКВ.  И даже вроде оговорили 500 немецких марок за подготовительные работы, что мне понравилось. Но сегодня директор АБЦ И.Казак, словно бы между делом заметил, что эта сумма с учетом съемочного периода. Меня это внутренне возмутило, но я сделал вид, что не услышал, сначала надо точнее выяснить, насколько всё задуманное трудоемко, а потом уж взбрыкиваться.  Да и не исключен вариант непосредственного финансового контакта с  прибывающей группой. Не понравилось мне и то, что не зовут на разговор с прибывшим представителем польской кинофирмы, которая посредничает в  создании фильма. Хотя и понимаю, что там темы могут быть шире,  чем данный проект. Да и не люблю я рестораны. Интереснее было полистать привезенный сценарий, пусть  он на польском и немецком языках.  Все равно сразу стало понятно, что в ряде сцен есть нюансы, выполнение которых доставит серьезные хлопоты и потребует «неформальных»  денег. Нужно будет все это всерьез обсуждать. На киностудии получил 700 купонов, которые нужны при покупке ряда товаров, в основном наиболее важных для жизни.  Кстати, брат удивился, сколь много мне их дали, а отца вообще забыли включить в список.  Вокруг этого процесса – суета и маята.  Мне удалось не дать Банад подписать мои купоны фамилией, чтобы был некоторый простор для использования. А ведь купоны для меня важны. Есть две вещи, которые нужно умудриться срочно купить – повседневную сумку и шарфик.  Отец, правда, дежуря по бабушке, попутно еще раз зашил мне сумку, но надолго ли хватит?
Read more...Collapse )
 
 
pouik
      Как вернулся утром с дежурства по бабушке, никуда больше не выходил.  В магазинах такие толпы,  что ничего не хочется. Хотя вчера застрял на работе,  чтобы дождаться продовольственного заказа с очень плохой колбасой, но зато по 9 рублей. Еще были 200 г сыра и пачка каши. Уже в столе заказов услышал рассказ Кудиной, как она с номером, написанным на руке, долго стояла за талонным шампанским. Особенно поразил Людмилу Андреевну удивительно высокий уровень подозрительности при установке личности покупателя.  В этой связи показательна следующая быль, звучащая аки байка.
Вечером к нам домой приходила родственница Оля М., буквально сразившая историей, которая, казалось бы, совсем не соответствует ее реноме преподавателя вуза.  Оказывается, она решилась подделать продовольственные талоны, заклеив «семерку» - «восьмеркой». И ее мошенничество  обернулось  удачей, принесшей 50 яиц по госцене.  Однако, ее близкие испытали моральное потрясение. Сначала муж и мама весь вечер уговаривали отказаться от преступного действия, но она оказалась дамой решительной, да и семью надо кормить.  С утра Оля ринулась в гастроном, где выяснилось, что его откроют не в 9-ть, а в 10-ть. Пришлось стоять у дверей, теснясь в толпе в стратегически важной позиции. Потом была очередь, счастливое обретение яиц и прибежавшая в истерике мама, всерьез решившая, что раз дочери так долго нет, значит ее арестовали, чего она ужасно боялась.
        Теперь у Оли новые амбициозные планы – реализовать за 1 января все талоны на месяц, так как 2-го наступит либеризация цен.  Мы  лишь пошутили, вот бы такую энергию, да в мирных целях. Можно было бы заработать кучу денег. Между тем, Оля, посмотрев новые немецкие зимние 40-доллоровые сапоги Алеши, которые мы привезли из Польши, лишь вздохнула и печально произнесла: «О подобном я могу лишь мечтать». Но попросила нас с братом прорекламировать ее возможности там, где можно подработать…Read more...Collapse )
 
 
pouik
      Отсидев холодную ночь в неотапливаемом автобусе, с утра я едва размял затекшие ноги.  Отправились  с братом по магазинам в районе варшавского базара-стадиона. И сразу повезло. В одной из лавочек, в очень приятной обстановке, улыбчивый пан принес Алеше такие же немецкие сапоги, какие я вчера себе купил. И на это раз его размера. Правда, на 20 тысяч дороже, но это мелочи, главное, что брат очень рад и я за него.  Он потом в автобусе покупку внимательно разглядывал и даже не расстроился, увидев, что в одном из сапог ближе к носку, чуть меньше меха, чем везде.
Я же купил себе джинсы «Левис» (около $10), которые идеально подходят моим размерам, что редкость.  Порядка $5 обошелся свитер, а то старый уже местами потерся.  Теперь у меня будет основной свитер и вспомогательный.  Где-то на $8 накупил себе какао (15 пачек), а для Банад – натуральный кофе 250 г.  Еще с братом съели 3 банана, попили вкусной водички, потратились на приличный туалет. На остатки денег купил $10.
Тут уместно заметить, что Зайченко (на фото в автобусе, в Польше, но не в этот раз), сильно экономивший на всем и особенно на туалете, влетел на деньги на пустом месте.  Он рванул в центр Варшавы в музыкальный магазин, на обратном пути так боялся опоздать, что решил воспользоваться общественным транспортом. Разумеется, зайцем.  Нарвался на проверку и выложил $10. Просто ужас. Разумеется. мы над Володей подтрунивали, мол показал бы паспорт и все увидели бы, что тебе с такой фамилией положено бесплатно ездить. Или же, что на такие деньги мог в обе стороны на такси кататься или на ночь теплый туалет арендовать…  Но Зайченко,  к его чести,  на этот раз не злился и не печалился, а реагировал почти философски: «Вам не понять, что означает пережить такие эмоции».Read more...Collapse )
 
 
pouik
            Несмотря на обещанный Генрихом утренний отъезд Варшаву, мы застряли в провинции. И кто бы удивился? Давно считается, что в польской столице слишком высока конкуренция и чересчур разборчивы, избалованы аборигены, поэтому туда нужно ездить покупать, а не продавать. Между тем, слишком многие в группе, как профи, так и дилетанты совершенно ошарашены «анализом хозяйственной деятельности» и решительно не готовы к Варшаве. Они дружно вопят, что их режут без ножа и редким в группе людям, вроде нас с Алешей, которых манит Варшава - не остается ничего иного, как подчиниться. Ничего не поделаешь, демократия.
        Большинство из желающих стоять за прилавком насмерть, навезли уйму однотипного товара, в который вложили свои деньги и уж точно не хотят ни продать дешевле (т.е. держат цену), чем купили, ни везти на родину.  Понятно, что хотя бы частично все равно придется, но пока в них жива надежда.
        К слову сказать, мы что-то продали, на что и не рассчитывали, а что-то повезем домой, хотя и выкинуть не жалко. Баланс продаж-покупок сделаю дома, люблю подбивать итоги, словно от меня этого кто-то требует, а пока  упомяну некоторые позиции. Очень  хорошо поляки клюют на компакт-диски классического рока – «Лед Зеппелин» и «Юрай Хип» - просто «улетели».  Как и «коллекция» «дымососательных трубочек». Это и «Ту 134», и «Интер», и «Космос», и «Опал», и «Стюардесса», и прочее. Всего 65 пачек.
  Среди нами проданного – мешки полиэтиленовые с картинками,  важная папка для документов, не новые фотоаппараты «Эликон» и «Смена» (я выиграл его в лотерею еще ребенком), стиральные порошки «Хит» и «Seela»,  мешки для засолки огурцов,  мини-коллекция зубных паст,   консервы: шпроты, горошек, иваси.  Пластилин, часы «Луч», секундомер, кольца для объектива, наборы рыболова, карандаши, шапка для плавания, панамка, приемник «Вега», ряд блокнотов и других канцтоваров.  Коллекция значков на вымпеле, сапоги офицерские хромовые (от армии остались), шахматы, трусы красные…
       Честно сказать, трудно понять, зачем это все нужно полякам, если советские люди толпами привозят эту муру каждый день?  Но выглядят доброжелательными, торгуются вежливо, никогда не говорят - «понаехали», даже если мы не во всем корректны. В общем,  у нас бы я таким делом занимался только  бы абсолютно вынужденно, а в Польше - психологически комфортно.Read more...Collapse )
 
 
pouik
      После вчерашних мытарств все мирно сопели в автобусе. Думаю, даже если бы громко включили «Дрыстайл», никто бы и не возмутился. Не было сил…
       Планировали торговать  в городке Коньске, в котором мне уже доводилось бывать, да не доехали. Сначала среди ночи пытались найти свободный кемпинг, но безрезультатно.  А потом уже стало и бессмысленно, ведь почти утро.
       Поэтому решили торговать в городе Радом (шутили, потому что рядом), что в сотне км южнее Варшавы. Зато на рынке мы оказались самыми первыми.
С каждого за торговлю содрали по 20 тыс. злотых. Кстати, поляки к этому процессу относятся благожелательно, дают сначала наторговать, а потом – рассчитаться.  Но мне это было не нужно, я перед поездкой купил у А.Лихачева 389500 злотых за 3000 рублей.  Понравилось, что на рынке не было криминального привкуса, как это порой ощущается, когда посещаешь наши подобные площадки. Стражи правопорядка посматривали (например, за торгующими спиртным), но вмешивались редко , а родимые советские рэкетиры, которыми всегда пугают, знать о себе к счастью не давали.
      Мы с братом торговали недолго, не прошло и четырех часов, а мы уже свалили, оставив кое-что (вдруг продастся) более стойкому В.Зайченко, который здорово поднялся на почетных грамотах с советской символикой.  Быстротой торговой деятельности мы сильно удивили режиссера М.Андрукович, которую случайно встретили за прилавком на этом же рынке.
       Мы быстро справились не потому, что все распродали.  Много чего осталось, но уже понятно, на что вероятен спрос, а что может быть реализовано только в случае большой удачи. Например, мы совершенно напрасно таскали несколько пар оставшейся от мамы обуви.  Но таковое  не было ударом, как в тех случаях, когда челноки покупают целенаправленно, то, что по «достоверной информации» – «улетает», «отрывается с руками», а на месте выясняется, что таким товаром все вокруг завалено. В общем, риски – обязательная часть программы. Чтобы их уменьшить мы и брали всякой твари по паре… И с чем-то действительно повезло.  А на что-то просто оправдались надежды.  Вышло примерно на миллион с хвостиком. Более конкретно опишу завтра-послезавтра, когда торговля совсем закроется.Read more...Collapse )
 
 
 
pouik
         На ж/д-вокзале Бреста было очень холодно,  тем более, что сильно хотелось спать, ведь провели здесь всю ночь. Вещи сложили в кучу, а сами в основном бродили, ибо пристроится хотя бы сесть, было практически негде.
Я впервые сталкиваюсь с подобной практикой  пересечения границы, из-за чего наш автобусный тур можно назвать автобусно-железнодорожным, при том, что по рельсам надо будет проехать минут десять. Конечно, сделано это вовсе не для того, чтобы разнообразить программу нашего отдыха. Причина в том, чтобы избежать застревания в бесконечной  очереди тур-автобусов на границе. А вот  пустые автобусы пускают вне очереди. Они якобы должны забрать туристов , чтобы привезти домой.  Конечно, всем понятно, что это бред, но на нем ловят деньгу, поэтому и  схема действует, пока не прикрыли. В общем, наш автобус отправился в Польшу своим ходом, а нам предстоит с вещами «прорываться» по «железке».  Если все сложится, при том, что нет никакой оперативной связи, то транспорт нас будет дожидаться на первой польской железнодорожной станции Тересполь.
        Часов до десяти утра хронически поддатый Генрих угрюмобродил по вокзалу в поисках нужного человека, который вроде бы брался помочь нам с прохождением границы в обход  огромной, дикой, бурлящей толпы, которая словно море волновалась у входа на досмотр. А пускали туда редко и немногих. Но, похоже, Генриха обманули, то ли он сделал вид, что его кинули, а на самом деле надеялся на авось. В любом случае нам самим предстояло пробиваться. Я, было, заикнулся о том, что логичнее вернуться домой, но меня логично не поддержали. Ведь большинство людей осознавали, что их ожидают некие мытарства и лишения. И морально к ним готовы.  Хотя дискуссия была острой. И, можно сказать, принесшей хорошие результаты. Ибо мы хотя бы рассмотрели друг друга, можно сказать, сплотились вокруг единой цели, что потом помогло.  Хотя даже смотреть на толпу сверху было жутко. Огромную часть составляли некие подозрительные иностранцы, то ли румыны, то ли мадьяры, которые именно через Брест пытались проникнуть в Европу, не зная русского языка и не имея надлежащих документов. Но все равно лезли, причем по многу раз.  Разумеется, в этой толпе случались и неприятности. И воровство, и стычки, и потери сознания. Видел, как девочка-подросток отстала от своих  и родители попросили перенести ее к ним на руках и она «поплыла» над головами, а добравшись – сильно плакала, ибо ее и хватали за всякие места, и щипали, в общем -  моральная травма налицо.
      С верхнего этажа вокзала созерцание толпы выглядело очень кинематографичным, очень напоминая сцену фильма, в которой белые в Крыму пытаются прорваться на корабль, чтобы избежать расправы красных.  Так что было страшновато туда лезть, тем более с вещами. Складывалось впечатление, что можем оказаться в ловушке.  Начиная с того, что самостоятельно из Бреста с вещами уехать непросто. Я, было, сделал еще одно предложение – продавить за рубеж одного Генриха, чтобы он вернулся за нами на автобусе. И потом решить – Минск или Варшава? Но люди посмотрели на это чмо и поняли, что с ним никакая затея не выгорит. Да и запала было много, причем не столько у «профи», сколько у нескольких баб, оказавшись невероятно яростными в желании попасть в Польшу.Read more...Collapse )
 
 
pouik
      Как правило, описываю события жизни ежедневно, чаще непосредственно перед сном, но в данном случае вышло иначе. Период с 16 по 22 декабря  я фиксировал одномоментно – вечером в московском Доме кино, когда убивал время перед отъездом в Минск после просмотра документалки «Политбюро». Так произошло потому, что в Польшу я забыл взять с собой дневник, поэтому сразу по возвращению сумбурно вспоминаю,  что же было по дням в этой сумасшедшей  поездке.
      Она выдалась скоропалительной и отчасти вынужденной. Во-первых, у меня, а еще больше у брата совсем износилась зимняя обувка, просто беда, насколько все плохо.  Даже всерьез раздумывал отправиться в юфтевых военных сапогах, которые из-за тяжести почти не носил в армии. Во-вторых, опять сорвался выезд в Финляндию и Польша – это своего рода компенсация за досаду.
      Свершив утром массу дел по работе, потом, как обычно, мучительно нудно собирался-складывался, пытаясь понять, что ловчее там продать из накопившегося за жизнь домашнего барахла? И при этом, чтобы было более-менее удобнее везти вещи и особенно – демонстрировать их на границе, где важно правильно выложить и быстро собрать, ну и знать, где чего лежит, если спросят. Получилось вполне складно. Небольшой чемодан и среднего размера сумка для Алеши, рюкзак и большая сумка - для меня.
(я с той самой сумкой и в Польше, но пару лет спустя)
      Нелегального – минимум. Разве что сигарет втрое больше дозволенного, да бутылка шампанского лишняя.  Кстати, от Банад получил просьбу купить кофе, продав принесенный ею лосьон после бритья – говорит, там такие с руками отрывают, посмотрим….Read more...Collapse )
 
 
pouik
    Утречком, заглянув в наш кабинет, директор студии «Летопись» А.Банад, вдруг буквально остолбенела, увидев висящий на стене за моей спиной коллаж из какого-то журнала, героем которого был … Ленин. Правда, с подписью: «Разыскивается опасный преступник». Мне понравилось, как выполнена сия картинка, но и смысл ее отнюдь не режет. Между тем, Алина Николаевна всерьез всплескивала руками и приговаривала, в том числе про то, что скорее нас посОдЮт, чем Ильича. Мне, конечно, ведомо, что она член партии, но ведь вступала в большевики с конкретными карьерными устремлениями. Иначе бы не назначили.  Впрочем, действительно, кто может знать, как ныне вести себя руководителю, чтобы не влипнуть в неприятную историю?
     Так что, несмотря на мои логичные возражения, что э-СССРа уже второй день официально нет, Алина Николаевна просто забрала коллаж и упорхнула к себе. Правда, по дороге напрасно показала сей «шедевр» своему секретарю – верному ленинцу В.Простак. И та принеслась меня ругать с посылом – «Как же так можно в отношении умершего человека». Мне только и оставалось изобразить удивление: «Умер, а зачем вы - коммунисты  нам так должно говорили, что Ленин – жив и будет жить?». Увы, не хотят некоторые смиряться с очевидным, хорошо хоть, что не большинство.
       Вот и мой отец сильно приживает кончину СССР, однако молчит, знает, что я утешать не стану. А я предупредительно стараюсь не топтаться на мертвых костях павшего монстра в его присутствии. Брат Алеша в отношении совка со мной солидарен, однако не захотел порадоваться моему расчетному листку на сумму 2068 рублей. И отец стал вдруг ревниво замечать, то, чего я и не скрывал – эта завидная сумма – не только оклад. Но почему бы не порадоваться заодно, даже если настроение плохое? У меня ведь тоже есть основания для плохого настроения: ходят настойчивые разговоры про то, что «Летопись» могут закрыть.Read more...Collapse )
 
 
pouik
Это не фото, а срезки кинокадров, которые не вошли в сюжет киножурнала "Советская Белоруссия".

Организовала съемку студия "Летопись" киностудии "Беларусьфильм" совместно с комсомольской организацией Минского тонкосуконного комбината. "Верасы" отнеслись к затее с воодушевлением и очень старались. Никаких капризов. Пили чай из стаканов и ели торт ножами. Концерт в цехе был символическим - одна песня под фонограмму. Однако и без этого съемка сорвала производственные планы, но начальство за это не обиделось. Ведь бесчисленные молодые ткачихи были в восторге.




Лица одухотворенные. Полагаю от близости к пролетариату...Read more...Collapse )
 
 
pouik
     Этот пост – не цитирование дневника. Честно говоря, в нем трудно взять и найти что-нибудь конкретное. Ибо записано все плотно, плохим почерком, с сокращениями, смысл которых порой непросто вспомнить. Поэтому приходится почти расшифровывать. При этом, нечто и так помнится, а что-то настолько забылось, что без дневника и не поверил бы, что было. А еще в памяти существуют вырванные из контекста сюжетики. И только сейчас я вдруг понял, что занятная история про репетицию нашла свое место в историческом пространстве. Ведь почти наверняка относится к съемкам презентационного ролика «Хорошек».
   По памяти она выглядит так.
      Договорившись о съемках репетиции, мы до ее начала расставили свет, кино и звукотехнику, после чего присели, дожидаясь господ артистов. Я неоднократно видел номера этого коллектива, но никогда не присматривался к его структуре. Ассоциативно «Хорошки» связывались, прежде всего, с темповыми, залихватскими танцами, в которых были и трюки на уровне цирковых. Поэтому велико же было наше удивление, когда в зал вошли люди, облаченные в обтягивающие трико, но по возрасту и конституции далекие от представлений о хореографии. Пару мужиков и вовсе были пузатыми, одному хоть кружку пива поставь. И дамы с небалетными бюстами. И эти люди зашли вовсе не по ошибке, а ведя себя по-хозяйски и выполняя различные «па» у станка по команде хореографа. Это настолько напоминало то ли сюр, то ли розыгрыш, что мы лишь недоуменно переглядывались, не зная, как быть…Read more...Collapse )
Tags: