August 19th, 2016

Фрагменты из личного дневника от 19 августа 1991 года. Понедельник. Минск.

     Сначала не о главном, но о важном. О том, что волновало меня последние дни.  Самому не верилось, что можно подписать приказ о запуске сюжета В.Шаталова для «Центрнаучфильма» с опозданием на 19 дней, но все получилось. Причем, помогла и политическая обстановка. Перед тем, как отправиться уговаривать директора «Беларусьфильма» В.Горбачева, я зашел за визой начальника планового отдела Л.Кулеш. Она мне этак игриво: «Ну, что сбросили Горбачева». Я, поняв, что речь про Майкла Сергеевича, искренне вылепил: «В данный момент меня больше волнует наш Горби». Наша всестудийная Люся засмеялась и предложила самой подписать злополучный приказ у босса. И сделала это. Наверное, всем Горби сегодня было не до следования буквам закона.  А.Банад столь же легко подписала приказ на совмещение. Ну, очень удобный день для хождений по начальникам, очевидно,  зависшим в предчувствии  радикальных изменений.
     Второе важное только для меня связано с Жанной. Даже не возле киностудии случайно увидел, как она, возле каких-то киосков, бурно общается со своим ангелочком. Так как я смотрел с приличного расстояния, но довольно долго, это сильно напоминало классическую сцену из немого фильма, только титров иногда не доставало. То она куда-то якобы рвалась уходить, а он пытался подхватить под локоток, то он делал вид (резало глаз, что именно делает вид), что собирается свалить и она уже становилась мягче. Поэтому он схватил ее за руку и куда-то повел, словно ребенка. Мне ведь известно, что Жанна любит показать себя независимой, но быть ею – это совсем другое. Но, главное, что понял – я точно могу быть независимым. И  даже заочно пожелал Жанне личного счастья.
      Дошло дело и до главного.  Разбудил меня рано прибежавший от бабушки Алеша. Он сильно встревожен и рассказывает, что в СССР произошел военный переворот. По крайней мере, так квалифицируют последние события западные «голоса».
Включил радио, ТВ – там вперемешку с классической музыкой и видовыми фильмами говорится о свержении Горби и переходе власти к Госкомитету по чрезвычайному положению во главе с Баклановым, Янаевым, Язовым, Павловым, Стародубцевым,  Пуго и другими черными, гнойными персонажами.  По их словам – мы – народ – их слезно попросили, чтобы нас оперативно лишили многих гражданских прав. При этом, роста экономики и преодолении дефицита они не обещали, наверное, будучи уверенным, что для советского человека важны только жесткий порядок и устав КПСС,
      Впрочем, некоторые прелести они нам посулили, например, освободив народ от мук, какую программу ТВ смотреть. Теперь будет только одна (и идет по ней «Вызываем огонь на себя» и другие подобные фильмы).
        Признаюсь, меня охватил ужас, я просто не мог оставаться один дома, поэтому рано потащился на работу. Люди на киностудии были шокированы, царило мрачное настроение, не было ни одного человека, который связывал бы с ГКЧП надежды на лучшее будущее. Даже самые пламенные большевики уже поняли, что заперевшись внутри СССР, будем только перебиваться с хлеба на воду.Collapse )