Category: еда

Category was added automatically. Read all entries about "еда".

ЕДА - ЛИШЬ ТОПЛИВО

Смею предположить, что люди делятся на две категории. Для одной - еда скорее топливо, для второй - еще и удовольствие. Причем, люди из первой группы часто маскируются под вторую, ибо в ней всегда есть о чем поговорить. Про рецепты, продукты, кулинарные шоу. Но, изменись ситуация с изобильной (да еще и подстегиваемой назойливой рекламой) полмира ничуть не будут страдать, если будут есть каждый день одно и то же. Конечно, есть еще вопросы физиологии, но если витамины и прочее добавлять без вкуса - это будет стопроцентное попадание.

Неожиданно для себя в ФБ подискутировал с популярной Юлией АУГ ("Овсянки") на тему... цветов

Юлия Ауг: Сегодня с утра я выложила старый текст по День Святого Валентина, а сегодня на служебном входе в Электротеатр меня ждал незнакомый человек, который принёс мне вот такой букет. Кажется, он (букет), больше меня. По крайней мере, я поднять него не могу.Ой.
ОП: Цветы для женщин - форма легкого наркотика, настраивающая ее на нужную коварному дарителю волну. Никак не пойму, почему феминизм за это не возьмется, да и зелёные. А так со стороны выглядит - для мужланов оружейное лобби, а для прекрасных дам - цветочное. Но, суть одна ,- добиться своего.

Юлия Ауг: очень наивно.
.
ОП: Да, уж до нобелевки сие сочинение немножко не дотягивает. Моя мама не была актрисой, но она была советской учительницей. 2 раза в год наша квартира превращалась в склад цветов. У меня аллергия на сильные запахи, но и мама однажды упала в обморок, пытаясь довести цветы до состояния долгого стояния. Хотя объективно все рано ведь - трупы. Для артиста - цветы это как код подтверждение зрительской любви? Правильно? Или ваш уважаемый цех видит в этом нечто мистическое? В общем смысла такого букета помимо выпендрежа - я и такое могу себе позволить не вижу. Понимаю, что все связанное с убитыми и упакованными в подарок цветами - это некая высокая философия, непостижимая наивным людишкам вроде меня. В этой связи любопытно. Представим случилась эпидемия на цветы (тьфу-тьфу-тьфу) и благодарить актера придется иначе. Чтобы Вам больше пришлось по душе?..
Collapse )

Из личного дневника. 1989: польские города – Львов и Вильнюс-6.

Хроника одной киноэкспедиции, усугубленная внутренними разногласиями. 29 апреля, суббота
    Завтрак в гостинице понравился (тем более, не за свой счет), а вот с личным контактом стало сложнее. Я позвал Анну поехать за билетами на границу, чтобы затем встретить поляков. Конечно, мог и один, но вдруг возникнет ситуация, которую надо будет обсудить. Она, сделав театральную паузу, сказала «Да», но с условием, что сначала ... сдадим в ремонт ее туфли. Я согласился и мы пошли, но после мастерской Анна принялась заходить в каждый попавшийся на пути магазин. А я всякий раз ожидал у входа. Я долго терпел ощущение собачки, которую вывели попутно погулять, а потом не выдержал и предложил разбежаться.
    Вечером она пришла, чтобы в моем номере поужинать, разговоры совсем не клеились и быстро скатывались к дурацкому клинчу. Но она при этом не уходила, выгнать было бы чересчур, хотя настроение было гадким. «Сколько раз зарекалась не говорить тебе ничего», - выговаривала мне Анна после какой-то моей проходной фразы – «Ты выслушаешь, а потом, когда-нибудь, ударишь меня этим же побольнее». Я ничего не понял, но не просил приводить примеры, а просто спросил: «Только поэтому у тебя целый день плохое настроение?». Она почти закричала: «Ой, как ты любишь все муссировать и бросаться в крайности».
Collapse )

КАК Я ДОБИРАЛСЯ ДО АРМИИ. Из личного дневника от 8-10.7.1981 г.

        «Наступил день, когда таки пришлось уматывать за тридевять земель в чужой и чуждый мне мир. Вещи удалось утоптать в средний чемодан да саквояж, большую часть которого занимает радиоприемник «Океан». В самолете сидел возле знаменитого артиста П.Кадочникова, но настроение было настолько отвратительным, что и заговорить с ним не пытался. Уже при выходе в Москве встретился-познакомился с «однополчанином». На год раньше меня окончивший нархоз Валентин Командиров тоже летит в Читу, правда, с женой.
     Автобусы в Домодедово уже не ходили, поэтому за разделенный на двоих четвертак поехали на такси. Можно было пристроиться ночевать в квартире, которые здесь предлагают, словно в Ялте, но я решил, что все равно не засну и остался в аэропорту, сдав вещи в камеру хранения. Об этом вспомнил, когда вышел полежать на лавочке, а было холодно. В аэропорту же лежать не хотелось, все места, где можно (и где нельзя) приземлиться занимали тела. Со стороны похоже на сцену из фильма, в котором всех людей отравили каким-то газом. Да и запах соответствующий… Это особенно почувствовалось, когда пошел в кафетерий и на 1,95 руб. взял кусок курицы да кофе с булкой. Но оказалось настолько безвкусно, что половина еды осталась … следующему посетителю. Некоторое время пришлось бороться со сном, но часам к четырем пришел в норму, а в 6-ть прошел регистрацию, мечтая поспать в самолете. И, в общем-то получилось, хотя сон прервал завтрак. Как не странно, авиакурица оказалась вкуснее наземной. Плюс сосиска, банка сока, шпроты и пакетики с сахаром, солью и т.д.
    В 11-40 наш Ту-154, продемонстрировав Обь, присел в Новосибирске и пассажиров обязали «пройти экскурсию» по аэропорту (заодно размяв ноги). В Читу добрались, когда на моих часах было 15-15, а по местному – десятый вечера. И пока я более часа в невыносимой духоте дожидался багажа, совсем стемнело. Трешка на такси, ночь в комнате отдыха на 3 кровати, но что это за ночь, когда у тебя организм настроен совсем на другие часы… Утром в штабе округа получил предписание в Дарасун, что в 60 км электричкой. Впрочем, срок уже пошел, поэтому ехать в часть не хотелось, тем более, что обязали перед этим зайти в штаб округа уже в военной форме. И поэтому мы уже с Командировым отправились в местную в/ч, где и застряли. Полдня ожидали тех, кто нам выдаст форму. Впечатления отвратительные – дисциплины нет ни на каком уровне, а пошли на обед – еда кошмар. Потом нас вынудили, иначе и не скажешь, получить намного больше обмундирования, чем мы здесь способны «переварить». В итоге скрутили все в плащ-никидки и как мешочники отправились искать место, где можем оборотиться настоящими вояками. Благодаря киностудийным навыкам устроились во вполне комфортной гостинице «Ингода». Валентин в номере с женой, а мне досталась двушка с капитаном-политруком. Уж как мы с ним дискутировали на политические темы – это нечто. Он на самом деле верит в коммунизм, вражеский американский империализм и прочую чушь.
     Так как наступила пятница, мы с Валентином решили не спешить, проведя здесь, как минимум, выходные. Ну не расстреляют же нас за неторопливость. Тем более, что мы никогда не облачались в военное. А еще сложнее – не были в шкуре военного. И крайне поверхностно знаем, как себя вести, говорить согласно уставу и своевременно (и правильно) козырять. Поэтому решили посмотреть, как это получается у других, тем более, что Чита – город военных. А еще надо пришпандорить погоны, кокарды, подшить брюки… Благо жена Валентина может в этом помочь».

ПРАЗДНИЧНЫЙ НАЛЕТ ГЛАВЫ БЕЛАРУСЬФИЛЬМА И КРОВАВЫЙ ШТУРМ МЕЛОДИИ

 Из дневника от 6 марта 1981 года.
     «Сегодня мужчины «Летописи» поздравляли женщин, кормили их тортами, а те были невероятны рады такому «неожиданному» проявлению внимания. И успевшие хватануть разминочную рюмку мужики лоснились от важности миссии быть галантными в честь такого дня. Правда, вечером некоторым празднующим всех полов испортил настроение лично директор «Беларусьфильма» Е.Войтович, который отправился на экскурсию по территориям, на которых я его никогда доселе не видел. И вообще считал, что такие начальники водятся только в персональных кабинетах и президиумах. Увидев застолья вместо исполнения приказа о переведении предприятия на режим выходного дня обычно интеллигентный Евгений Константинович рассерчал – шумно ругался и грозился принять меры. Даже интересно, насколько он окажется злопамятным и последуют ли репрессии? При том, что с пьянством на киностудии действительно огромная проблема.
Но я слышал про рейд Войтовича (фото более поздних времен) только по рассказам очевидцев, ибо задолго до него ушел в направлении магазина грамзаписи «Мелодия», где по слухам случился завоз. И действительно, открылся магазин только с обеда, что спровоцировало сбор толпы жаждущих покупателей. В первой волне шли самые отчаянные, поэтому дверь слетела с петель, разлетелось стекло и одному из меломанов сильно порезало руки. Так что мне пришлось переступить через кровь. Правда, большой очереди, к счастью, не сложилось, так как новые поступления в основном разочаровали. В итоге я, быстро обретя первый диск Высоцкого свалил оттуда, хотя многие хватали «Сестру Керри» и «31 июня».

Фрагменты из личного дневника от 29 декабря 1991 года. Воскресенье. Минск

     День  сложился не ахти. В АБЦ продолжаю делить шкуру неубитого медведя, пытаясь выбить получше условия на фильм с немцами, который может и не случится. Сначала со мной там носились, как с писанной торбой, пытаясь заманить в проект. А теперь уже думают, как бы слишком много не заплатить, что приводит и к моментам после которых неприятно внутри.  Сначала там согласились с моим условием, что существенная часть гонорара будет в СКВ.  И даже вроде оговорили 500 немецких марок за подготовительные работы, что мне понравилось. Но сегодня директор АБЦ И.Казак, словно бы между делом заметил, что эта сумма с учетом съемочного периода. Меня это внутренне возмутило, но я сделал вид, что не услышал, сначала надо точнее выяснить, насколько всё задуманное трудоемко, а потом уж взбрыкиваться.  Да и не исключен вариант непосредственного финансового контакта с  прибывающей группой. Не понравилось мне и то, что не зовут на разговор с прибывшим представителем польской кинофирмы, которая посредничает в  создании фильма. Хотя и понимаю, что там темы могут быть шире,  чем данный проект. Да и не люблю я рестораны. Интереснее было полистать привезенный сценарий, пусть  он на польском и немецком языках.  Все равно сразу стало понятно, что в ряде сцен есть нюансы, выполнение которых доставит серьезные хлопоты и потребует «неформальных»  денег. Нужно будет все это всерьез обсуждать. На киностудии получил 700 купонов, которые нужны при покупке ряда товаров, в основном наиболее важных для жизни.  Кстати, брат удивился, сколь много мне их дали, а отца вообще забыли включить в список.  Вокруг этого процесса – суета и маята.  Мне удалось не дать Банад подписать мои купоны фамилией, чтобы был некоторый простор для использования. А ведь купоны для меня важны. Есть две вещи, которые нужно умудриться срочно купить – повседневную сумку и шарфик.  Отец, правда, дежуря по бабушке, попутно еще раз зашил мне сумку, но надолго ли хватит?
Collapse )

Фрагменты из личного дневника от 27 июля 1991 года. Суббота. Поезд, Лунинец, Львов, Дрогобыч.

       Вчерашний аэропортовский жирный плов добрался до меня, когда А.Лихачев уже почти от него оклемался. К счастью, соответствующий событию (или диагнозу) зов природы пришелся уже тогда, когда мы довольно комфортно расположились в отдельном купе почтового вагона. И, как принято выражаться, «под руками», а точнее под чем - уточнять не буду, был вполне приличный нужник, который пришлось неоднократно посещать.
(фото со съемок уже фильма, которые случатся позднее - в кресле итальянский актер в образе бруно шульца, над ним немецкий режиссер и польская гример - на заднем фоне замечательные жители дрогобыча, включая и милиционеров)
         Благо, что, тем не менее, немного поспал, причем за стенкой четко слышалось, как громко материлась некая женщина с ангельским голоском. И этот диссонанс был настолько очевиден, что было неловко, ибо жуть как не люблю подобную лексику. Для меня она, что понос.
          В Лунинец приехал совсем разбитым, поэтому билетами здесь занимался Лихачев. Причем, в компании того самого дрогобычского буровика, который тоже сюда добрался. Пока я дремал на скамеечке зала ожидания, постепенно пришел в себя. Тестом стало посещение туалета, принесшего, наконец, «штатный результат», что лишний раз подтвердило: просто пищевое отравление. Надо внимательнее смотреть, что ешь, особенно в притранспортном сервисе. Такая вот путевая романтика.
        Тем временем, свалилось счастье в виде  купейных (!) билетов на поезд Рига-Львов.Collapse )

Фрагменты из личного дневника от 6 июля 1991 года. Суббота. Минск.

Как вдруг выяснилось, замечательная, но хронически безалаберная Таня Афанасьева совсем завалила работу на коммерческом фильме Д.Михлеева (Дима посредине - между камерой и оператором в.орловым). Меня агитируют взяться, чтобы все поправить. Соблазняют высокой зарплатой (1200 руб.) и постановочными. Но не хочется. И не потому, что приводить в порядок сложнее, чем вести дела изначально.  Просто душа не лежит. Сегодня поговорил с Алешей почти по этому поводу. Спросил брата, не хотел бы он попробовать себя в работе, подобной моей. Ведь на коммерческих фильмах есть нужда во временных работниках, а я мы мог составить протекцию.  Не хочет. И я его понимаю, вся эта суета не очень свойственна нашему психотипу. По молодости я еще скрашивал это задором да любопытством, а теперь уже приходится себя заставлять…
      С.Филимонов в последнее время сильно увлекся загоранием. Сергею то можно, он выглядит аки греческий бог, абсолютно равнодушный к женщинам. И где-то находит нудистские пляжи, о пребывании на которых может рассказывать не смолкая, не пропуская множества деталей, включая физиологические. Я не пытаюсь напроситься к нему в компанию, прежде всего по тому, что тушуюсь своего бурдюка (на месте живота), да и не знаю, как буду себя контролировать, если все так, как он описывает.В общем, сколько в Филином нудизме правды, а сколько фантазий, я не знаю, но сегодня, после очень плохой ночи у бабушки, будучи придавленным аллергией, вдруг подумал, а не сходить ли мне искупаться, раз уже все равно лето?Collapse )

День в день. Из дневника от 28 сентября 1990. Пятница. Киев, Белая Церковь, Погребище, Кировоград

       В 7-40 с некоторым сожалением покинули киевскую гостиницу «Славутич» и отправились в авантюрное (из-за положения с бензином) путешествие по глубинке Украины.  Максиму же дан приказ в другую сторону со списком заданий (плюс одолжил 100 рублей).
        Заезжали поснимать в симпатичном городке Белая церковь (интересно, почему большевики не поменяли название, в котором два идейно неверных слова, при том, что Украина полна коммунистическими названиями городов?). По пути неоднократно приостанавливалось, чтобы от… Нет, не для того, что может показаться на первый взгляд, а дабы отснять красивые «крайобразы» (пейзажи). Я время от времени, как в пути, так и на стоянке – засыпаю. А силы черпаю от припаса конфет и немытых блок с деревьев, которых здесь везде полно. Но больше сил у Яна, который сегодня развлекал нас не только словами, но и действиями, перепрыгнув в последний ряд машины, где расположены мы с Ежи.
       Кстати, заметно подобревший Видарский, предложил назвать все нужные мне лекарства и витамины. Заманчиво, хотя и явно дорого. Поэтому посмотрим, как все сложится.
       Заехали в шикарную деревню-«мегаполис»  со странным названием Погребище (Винницкая область). Там Ян немедленно разыскал магазин с «вудкой», которая, о, чудо, продается без талонов.  А ведь всего за несколько километров от этого «погребища» нас просили показать паспорт, чтобы хлеб продать.  Поляки прибалдели, мы вместе взяли около 20 бутылок, причем 4 – я.  Так что грош цена моей припасенной «Беловежской», которую я в конце пути рассчитывал пристроить за валюту. Теперь им и на всю дорогу хватит, и домой привезти. Помимо водки, я купил 0,5 л банку малинового джема за 2,71
        Там же в Погребище неплохо пообедали в ресторане, только Ходкевич повозмущался, что я не дал официантке на чай.  В Польше подобные «премии» - везде. Помню, я был удивлен, что если сдаешь пальто в ресторане или театре, то платишь гардеробщице и это у нее вместо зарплаты. Поэтому и старается понравиться клиентам. В нашем господствующем  представлении – «чаевые» - это еще и унижение тех, кому их тихонько суют. Врачам, учителями и т.д., вплоть до официантов. Выделять же последних в отдельную категорию все же нелепо.
         Эмоциональным пиком дня стала удачное «обензиневание». Заехали на заправку, привлекшей особенно большой и красивой табличкой «Бензина нет». В конторке сидел мужик с улыбкой чеширского кота. За 18 рублей и пачку польских сигарет он налил нам бак доверху (29 литров).  В придорожном магазине купили кусок лосося по 24,5 руб.  Поляки же заметили, что у них подобный продукт, в переводе на доллары, стоит $10-12. Вот так.
В Кировоград добрались после 22-х.  С трудом нашли место, где можно было оставить наш «самоход». В гостинице «Киев» (моя визитка, кстати, отпечатанная на ужасной газетной бумаге) оказались лишь полдвенадцатого. Бедный водитель Йожеф отбыв за рулем 16 часов завтра должен снова с утра ехать. В таких ситуациях всегда тянет встать на сторону пролетариата. Видарский же предупредительно пообещал, что больше так поздно приезжать не будем.  Мне тоже этого хочется.
        Я поселился в двухместном номере (оплатив весь) с телефоном и ч/б теликом с внутренним видеоканалом (но было не до него).