Category: медицина

Category was added automatically. Read all entries about "медицина".

ВДРУГ КОМУ ПРИГОДИТСЯ

В фильме - мужчина лет 60-ти, уставший от внимания собственной жены, но вовсе не желающий разводиться, стал изображать симптомы Альцгеймера, чем улучшил свое положение в семье. Да и позволил себе вдосталь шутить, шалить с каменным лицом и без последствий. Если не считать походы к врачам.

Ноги Святой Хильдегарды (Побег из брака) (2020) De beentjes van Sint-Hildegard

Оскару - Оскар

Посмотрел церемонию от и до. И понял, что этот раз не напрасно убивал свою ночь. До Ковида все было хуже...

Помянем, раз уж расстаемся...

  С глубоким прискорбием приходится констатировать, что даже такие прекрасные годы, как 2020 – когда-нибудь да заканчиваются. А ведь сколько замечательного он принес в наши жизни. Нас снова научили мыть руки и не целоваться с кем попало. Попутно непринужденно отучили от ряда дурных привычек, начиная с бессмысленного потряхивания чужих ладоней своими, а заканчивая пустой тратой времени и денег на путешествия.

    А как уж украсили нас всевозможные маски. Никакая Венеция не нужна, достаточно сходить за хлебом. Лично я в маске намного привлекательнее, чем без нее. Порадовали отмены всяких Олимпиад, что сбережет много нервов. И то, что безумные трибуны не отвлекают от матчей и можно слышать, как матерятся еще не заразившиеся друг от друга игроки.
      Для Беларуси – 2020 – особый. Мы его ждали и приближали, как могли, чтобы единым фронтом с коронавирусом привнести в нашу жизнь неведомую еще демократию. Теперь, наверное, придется ожидать следующей пандемии, если, только, с вакцинами в спешке не напутали таким образом, что и бороться будет и не кому, и не с кем. В общем, опустим, господа, бокалы за упокой 2020-го и совершенно без надежды, что преемник будет лучше. Пусть сначала себя покажет, хотя бы до тепла, а уж потом мы ему будем радоваться…

Фрагменты из личного дневника от 5 июля 1991 года. Пятница. Минск.

На работе был мало, но успел уловить, что «летописцы» встревожены. Ведь "наш дорогой Леонид Ильич" -  А.Банад теряет все больше полномочий. К примеру, приказы о запуске фильмов в производство теперь подписывает глава киностудии В.Горбачев с обязательной визой худрука «Летописи» В.Халипа, который, кстати, буквально на глазах становится все царственнее. Это заметно (даже режет глаз) и по его походке в коридоре, и по манере общения.
     Любопытно, сей «наезд» на Алину Николаевну - это общая тенденция или касается лишь особенно самостоятельных? Как обычно, поживем, увидим. Хотя у нас всегда было принято не высовываться. Перестройка заканчивается?
     Пессимистические мысли наложились на последствия аллергии, которая особенно обостряется на дежурствах по бабушке, где всегда больше острых запахов. От них начинаю чихать, а чем больше чихаю, тем больше втягиваю в себя того, что вынуждает чихать, такой вот замкнутый круг. И горы диазалина помогают все меньше, разве что ко сну клонит (и даже не ко сну, а к погружению в какое-то почти бессознательное состояние). Если этот недуг и дальше будет прогрессировать, то даже не представляю, как я с ним буду уживаться?
Подвел меня сегодня Витя Бондарович (справа от режиссера С.Лукьянчикова).Collapse )

Фрагменты из личного дневника от 4 июня 1991 года. Вторник. Минск.

    Лег спать только в полчетвертого, ибо записывал для Вали «Последнее искушение Христа», которое ей очень понадобилось для решения какой-то проблемы.  Тусовка выдалась насыщенной интересным общением.  Так Дима Подберезский высказал  озабоченность недостатком хороших фотоиллюстраций для своей книги о рок-музыке. Любопытно, что из этого выгорит, если, как мне кажется, он этот жанр не слишком любит, а скорее терпит из-за его огромной популярности?

На работе Каневский сообщил, что «продал» меня на худфильм Славы Гайдука. Я, естественно, отказался. Потом В.Головницкий меня активно агитировал на некий другой игровой фильм. Я даже не стал уточнять какой именно. Просто решил, что это дело не мое и пока точка. Пока – на случай если принесут «блюдечко с каемочкой».
    Любопытно, что когда я рассказал про это отцу, он спросил: «А почему бы тебе не согласиться?». Уточняю: «А как будешь с бабушкой без меня?». Отвечает: «Как-нибудь побуду». Честно говоря, я полагал, что он ценит то, что я стараюсь надолго не уезжать, пока мы связаны уходом за прикованным к постели человеком, а ему самому регулярно вызываем скорую помощь? А теперь и не знаю, так ли это? Остается полагать, что он просто заботится о моей карьере. У него и к ней несколько другие подходы, чем у меня. Как у человека, который с младых ногтей ушел в военное училище,  понимая, что фактически до пенсии почти наверняка отрывается от дома с его заботами. При том, что он - единственный ребёнок, а его родители проживали тогда в деревне, где у них не было никаких родственников. В общем, я бы на его месте задумался. Но отец не дает ответа на вопрос: «Почему военное училище?». И это при том, что у него точно нет военной косточки. Наверное, ему это кажется очевидным. Надо будет, как-нибудь, под его хорошее настроение, попытаться уточнить. При том, что он не любит мировоззренческих вопросов.
      Кстати, он сегодня ходил на организованную по блату консультацию к кандидату медицинских наук по поводу болей в позвоночнике и скачков давления.Collapse )

Фрагменты из личного дневника от 25 мая 1991 года. Суббота. Минск.

      Сегодня вдруг подумал, что описывая впечатления двух дней съезда кинематографистов, основной акцент сделал на том, что не входило в повестку дня. Между тем, она тоже была честно отработана. Был принято новый устав, ибо белорусский Союз перестал быть частью централизованной структуры, а вошел самостоятельным сообществом в Конфедерацию союзов кинематографистов.  При этом было понятно, что у нас не Москва – поэтому политические вопросы выдвигать не хочется, тем более, что не понятно, как в этом плане все развернется. Да и таких Личностей, как в Москве в нашем Союзе, увы, нет. А появились бы, тоже переехали бы в Москву. Так уж все устроено.
      Последние два дня неприятны ухудшившимся состоянием здоровья отца. Вчера утром, когда они шли с Алешей на работу, папу, как это случается - «повело».  Они таки добрались до своего телевидения, в медпункте которого вызвали скорую помощь. Оказалось, давление 175. Вкололи элениум и раздумывали над тем, забирать ли в больницу? К счастью, давление пришло в норму. Поэтому отлеживался он уже дома. Для нас с Алешей подобные ситуации тревожны вдвойне, ведь папа, несомненно, качественнее нас дежурит по бабушке. Если же он свалится всерьез, то бабушка нас, что называется, «докопает».  Её тоже очень жаль, но и уже все достало.
        Этой ночью отцу опять вызывали скорую. Когда слушаю, как он отвечает на дежурный вопрос врача: «На что жалуетесь?», всегда борюсь с желанием вмешаться и изложить точнее. Папа всегда «берет разбег» настолько издали и с такими, не относящимися к делу, подробностями, что любой доктор слушать перестает. Сдерживает меня то обстоятельство, что понимаю – это общение для отца - лекарство. Он испытывает к медикам поистине благоговейный трепет и будто бы черпает от них позитивную энергию. В этом я пошел совсем не в отца. Посещение врача, наоборот, всегда стресс, а их термины и даже утешения – повод подумать о плохом. Так уж устроен.
       Вот и в отношении папы первым делом у меня напрашивается вывод, что данную болезнь невольно спровоцировала его любимая родственница. Он ей помог тащить телик, потом она его уговорила выпить спиртного. Увидев его тогда, вернувшимся из гостей, сразу подумал – хотя бы обошлось без осложнений. Я ее даже ему поругал. Папа неприятны мои слова, но он промолчал, понимая, что я прав. Конечно же, от таких ситуаций, как от жизни вообще – не спрячешься, но все равно неприятно. И, кстати, порой кажется, что родственники даются, чтобы сделать бытие менее привлекательным. Конечно же, не все, но хорошие исключения лишь подтверждают правило.Collapse )

Фрагменты из личного дневника от 14 мая 1991 года. Вторник. Минск.

     Из больницы позвонил Игорь П., рассказал, что ночью его увезли на скорой с сердечным приступом. Сказал, что навещать не надо, ибо положение «хуже инфаркта». А ведь собирался во Францию, не повезло. Как и главному сердцееду «Летописи» - режиссеру А.Пологову, у которого тоже инфаркт. И это молодые, полные жизни люди.
Оксана отправляет А.Каневского в Италию, а сама собирается в Зелену Гуру. Она сегодня смешно попросила одолжить ей $1, когда я болтал с актерами в коридоре. Они чуть не попадали, услышав ее формулировки.
Коллега А.Сокольчик как-то очень уж уважительно поздравила меня с вступлением в Союз кинематографистов, а когда бывший рядом В.Зайченко сказал, что, мол, и не хотел бы такой участи, резко его вопросила: «Ты, правда, дебил или, надеюсь, им притворяешься?». Подходили поздравлять и другие. А Е.Таганова я не удержался в ответ подковырнуть, мол, отстаешь.
."Топивший» меня на приеме В.Цеслюк поспешил засвидетельствовать, что он тоже «хороший парень» и принялся  оправдываться за свой коварный вопрос про том, что я намерен делать в рядах СК. По его версии я должен был отшутиться, сказав, что это не КПСС. И тогда все бы посмеялись и всё. Не верю я, что так он задумывал, да и не вступал я в партию, откуда мне знать каноны ее юмора?
      Приятно было узнать от Р.Ясинского, что за меня проголосовали с заметным перевесом «да» над «нет». А вот В.Шаталов довольно кисло встретил мое «членство». Наверное, потому, что не сбылось его мнение о том, что надо мною просто шутят. Впрочем, Виктора Михайловича здорово разочаровывает собственное «финансирование». Он уже привык к высоким стандартам жизни, а теперь многое изменилось. А вписаться в новые условия довольно трудно. Шаталов, как показалось, расстроен тем, что в отличие от него, мне после отпуска платят простойные (словно было бы легче, если бы обоим не платили?). Но законы придумываю не я, к режиссерам подход иной. И вместо того, чтобы косо смотреть на мои действия, лучше бы засел за сюжет, материал на который имеется. Он полагает, что всегда с этим успеет, но, боюсь и здесь можно опоздать за новациями. Говорят, что киножурналы могут вообще скоро перестать выпускать, ибо они все равно отстают от ТВ. И куда тогда с этим сюжетом? В общем, мне это все настолько не понравилось, что я предложил поискать ему другого директора (а он тут же пошел на попятную). Ведь вроде бы за годы совместной работы я не давал усомниться в своей порядочности, да и квалификации. Хотя и понимаю, что бывает тяжело на душе.Collapse )

День в день. Из личного дневника от 2 октября 1990 г. Вторник. Одесса

Сегодня поработали много и хорошо. Не просто – без скандала, а дружно, словно в былые времена. Снимали оперный театр, Дерибасовскую, отель «Красный», Потемкинскую лестницу, Золотого Дюка, что-то еще. Заволновался я лишь, когда стали снимать морской порт с верхней точки.  Как бы нас не схватили за это за задницу как иностранных шпионов. Но, пронесло. Или времена изменились?
* (из к/к)
     Не обошлось и без кладбища. Хотя все, помимо Рониша недоумевали, зачем, если нет могил времен Гражданской войны?
       После съемок походили по Одессе. Следует отметить, что снабжение в ней явно лучше минского. Много сортов вареной колбасы. Без талонов купил две бутылки экспортного варианта водки. Давали, кстати, по 3 бутылки в руки, а очередь была не страшная. Видел в продаже мандарины, но уже с очерединой. А уж сколько здесь в продаже книг – просто поражает. Выбор просто – ах.  От классиков и толстенной книги рекордов Гиннесса до эротического журнала «Он и Она» (по 20 руб.).
      Пик дня – посещение хозрасчетного стоматологического отделения. Все же я собрался. Утром до съемок заехал, завел карточку (за 1 руб.) и получил талон на 16 часов. Перед тем, как отправиться на прием, отобедали в ресторане «Украина». Обошлось аж в 9 рублей и Ежи мне сказал, что им стыдно, учитывая размер моих суточных.
      Пришлось час дожидаться приема, врач встретила ласково, возилась не больно и не долго, а обошлось мне это в … 1 рубль. Конечно же, речь шла не о чем-то серьезном, а об обработке поврежденного места. Я был счастлив, хотя и заранее понимал, что очень больно по логике быть не должно. Но учитывая, что со мной приключалось раньше у зубных врачей, все равно морально было нелегко.  Вернувшись в отель, жаловался, как же мне было больно.  Обманывал, но без какой-то цели. Мол, пусть посочуствуют, раз уж я так переживал.  Но был рад, что Ежи дал еще одну ампулу обезболивающего – пригодится. И денег не взял (мол, неудобно), но я ему подарил полотенце, которое вез на случай необходимости в сувенире.
      Позвонил домой. Алеша отвечал сильно простуженным голосом, но приободрился, когда я сказал, что можно будет нужные лекарства добыть фактически за водку. И действительно, очень надо, а в нашей стране с этим все ужасно запущено. Уже перед сном заглянул Ян и купил у меня бутылку водки за доллар. Получилось за 9,20. Вполне хороший курс.

День в день. Из личного дневника от 7 июля 1990 г. Суббота. Минск.

         Психологически очень достает разваливающийся зуб, причем сей процесс пошел как раз, когда в прошлом году ездил с этими же поляками по Украине. Очень хорошо помню, как это было. И вот опять они. Просто рок какой-то. А поход к стоматологу для меня аналогичен полету на самолете для человека очень сильно страдающего аэрофобией. Так уж сложилось после нескольких крайне неприятных опытов. Понимаю, что это трусость, что нельзя быть и взрослым, и таким, однако я такой. И мне приходится с собой уживаться, что крайне тяжело. И поэтому стараюсь не думать о будущем. Ведь в нем меня ожидает все тот же - я. Вот если бы кто-нибудь бы меня усыпил, да модифицировал, было бы совсем другое дело. И я бы тогда бы не прислушивался с опаской к собственному организму, а доверял бы ему, своевременно посещая хороших врачей, отчего жизнь моя стала бы намного спокойнее, а значит и счастливее.
(вот такая гостиница ожидает меня, особенно удалось место расположения, любой узнает, кто бывал в столице польши)
          Ведь очень хочу поехать в Варшаву, что фактически является премией за мои производственные успехи и глупо ее потерять (а подобного шанса может и не представиться) из-за того, что мысли плохие и желудок расстроен. Но пока даже не могу побегать по минским магазинам, чтобы высмотреть что-нибудь такое, что будет легко и выгодно сбыть в Варшаве. Ибо торгующим на рынке я себя тоже пока совсем не вижу. И поэтому, скорее рассматриваю предстающую поездку, как познавательную. Чтобы рассмотреть, как и чем живут люди по ту сторону границы, где практически отказались от завоеваний социализма и членства в социалистическом лагере. Пока даже не могу понять, сочувствовать им или завидовать? Тоже бы хотелось реальных  перемен, но едва ли они возможны при нынешнем засилье коммунистов и их идеологии.
      В последние дня много болтаем с Мишей в том числе и не по службе. И порой меня несет так, что потом неловко. Однако было интересно обсудить неприятную историю с его другом А.Малевичем, который раньше работал ассистентом оператора и попортил мне много крови. Когда же в Одессе, в фешенебельном (по местным меркам) «Доме моряка», он сначала вынес ногой дверь номера, а в другом случае, будучи пьяным, перелазил с балкона на балкон, рискуя жизнью, я как ему и обещал – написал первую (и пока последнюю) в жизни докладную. Дабы никто из моих коллег не пострадал от проделок этого молодого «гусара». У меня и сегодня нет внутренних колебаний по этому поводу, я поступил честно. Малевич все-таки обиделся, но в итоге, как выяснилось, все сложилось так, что ему теперь лучше, чем ранее. Его уволили с киностудии, но взяли в Видеоцентр в группу А.Пологова, с которой он, вроде бы, едет в ФРГ. А еще, по словам Миши, Малевич за $23 тыс. покупает иномарку.  И что ж, это значит - я его своевременно и правильно тормознул, надеюсь, он оценит когда-нибудь.
      Посмотрел классный триллер «Бабушкин дом» и глупую комедию «Анатомы».