Category: политика

Category was added automatically. Read all entries about "политика".

В светлом будущем погода будет устанавливаться любая

А выбирать подходящую температуру, влажность, силу ветра будут демократически - общим голосованием. И будут партии любителей жары или почитателей дождей, но трудно им придется в политической борьбе с большинством, предпочитающим такую погоду, которую и не замечаешь.

ПЕРЕВЕРНЕМ СТРАНИЦЫ?

Моя бы воля - отменил бы историю. От ее усваивания только вред. От повторения ошибок она не защищает, только расчесывает старые, зажившие раны. Да и так много вопиющей неправды в изложении того, что было лет 20-30 назад, что уж говорить про 200...

СКРЕПЫ И ПРАВО

Почему-то к крепостному праву, одной из версий рабства, в наших краях отношение почти романтическое? Но ведь дойдет-таки и до сноса памятников рабовладельцам, включая нынешнюю гордость нации. Точно не доживу, но имею возможность представить ..

А Нобелевскую премию мира я бы отдал Ютубу.

  На мой взгляд, он даёт возможность увидеть мир в самых разных проявлениях. Этот ресурс отнюдь не такой закомплексованный, как Фейсбук. В нем можно найти даже то, что нельзя смотреть, но славится Ютуб к его чести не этим, а очень достойными программами, часто не уступающими телевизионным. Но это же именно Ютуб даёт возможности и развития, и финансирования тех у кого есть, что сказать и показать, а не только тем кто прилип к спонсору. Сайт прост, удобен, понятен по пользованию.
    Пусть и много претензий к алгоритмам рейтингов. Но тут без претензий не обойдешься, а в целом же, полагаю, Ютуб помогает видеть других, чужих тоже людьми. Это очень важно. И тут у него на мой взгляд, нет конкурентов.

Прогулявшись по главному кладбищу страны (3): матрос революции - звучит гордо

На масштабном памятнике президенту АН БССР Герою соц. труда В.Купревичу, более крупными буквами указано, что он - матрос Октябрьской революции. Нас ведь годами приучали, что революция - это прогресс и позитив.

Про длинный конец Юры

Из личного дневника от 27.3.92г. "Рабочий день был настолько заполнен событиями, что на их описание ушло 2 страницы.  А в финале - смешинка.С просмотрового зала идут Кудина и Горулев, явно озабоченные итогами показа. И подслеповатая Людмила Андреевна, не замечая, что вокруг много народа, громко говорит Горулеву: "Юра, у тебя такой длинный конец, что это просто беда. Но, ты депутатам его завтра обязательно покажи, пусть решат, что с тобой делать".
    Как же хорошо мы вдруг посмеялись, одновременно скинув накопившееся раздражение. И в отличие от Кудиной, Горулев не возмущался нашим поведением, а лишь хитро улыбался.

Collapse )

(no subject)

В начале 80-х годов долг Польши составлял $29 млрд. , а Югославии - $87 млрд. долларов при до миллиона безработных. А некоторые называют СФРЮ тех лет - прекрасной страной, которую погубила безнравственность в кинотеатрах и НАТО в небе.

Фрагменты из личного дневника от 8 июня 1991 года. Суббота. Минск.

      Подталкиваемый приступом видеомании, несмотря на дождь, отправился в кинотеатр «Октябрь», где в киоске проката кассет еще ранее высмотрел «Анастасию». Получил желаемое (5 руб.), вернулся домой, включил видео. Изображение было черно-белым (и чересчур контрастным), сильно дергалось и шло … вверх ногами. Кассета плохо перематывалась и не ловилась таймером. Явно из разряда очень дешевых, купленных оптом. Несмотря на продолжающийся дождь, снова поехал в «Октябрь» - вернул им «видеошедевр» и вычеркнул киоск из тех, которыми можно пользоваться. Взял кассету в другом месте и, как это часто бывает, один из фильмов на ней оказался ранее виденным. Бывают, конечно, разные варианты переводов, но еще и прокатчики таким образом «освежают репертуар». В очередной раз убедился, что с ними лучше дел не иметь, но иногда срываюсь, словно завязавший алкоголик. И почти всегда не обходится без каких-либо неприятностей.
Н.Рыжкова, как кандидата на пост президента РСФСР, потянуло на Российское ТВ, где его буквально «натянули» вопросами о личной выгоде, торговле землей партийной мафией,  роскошных дачах коммунистических главарей  и т.д. Заметно, что Рыжков устроен примитивно и острые вопросы держит плохо. Ухватывает какой-то его кусочек и несется в сторону от ответа, пока не остановят. Все же он глубоко доперестроечный человек. И зачем ему рваться в будущее, если хочет быть в прошлом?
Ведущий новостей В.Флярковский, с которым мы немало пообщались, когда снимали фильм о программе «Время», сегодня с почти торжественным пафосом сообщил, что, несмотря на обилие сладких разговоров, Горби так и не пригласили на встречу «большой семерки». А он планировал на ней побывать после своего триумфа – нобелевской речи. При этом, очень странный политик Е.Примаков во «Времени» всех убеждал, что Горбачева очень ждут сильные мира сего. Мне кажется, что произошедшее - важный и показательный момент. Мир перестает романтично смотреть на советские события и все четче видит подлинное лицо нашей верхушки. И Флярковский нам это сообщает почти открытым текстом. Если конечно, интересоваться темой и понимать нюансы.Collapse )

Фрагменты из личного дневника от 21 мая 1991 года. Вторник. Минск, Самохваловичи.

   Опять рано встал – в 7-20 и ощущал себя разбитым, чему не удивлялся, ведь перед сном померив температуру, увидел на градуснике – 35,7, что для вечера совсем плохо. И каких-то неприятных симптомчиков – куча. «Успокаивает» лишь то, что я не один такой, вокруг многие такие же "развалины древней Греции", как и я. Поршнев сегодня вышел из больницы, зато в ней теперь Оксана, чего-то там недужится. Но в Польшу все равно ехать намеревается.
     Сегодня опять Самохваловичи, институт плодоводства. Увы, съемки не заладились. Вопреки договоренности, директор этого учреждения, сниматься отказался. И я его понимаю, когда сложилась скандальная ситуация, то есть опасность наговорить лишнего. Лучше уж отмолчаться. Но нам от этого не лучше, сюжет все равно нужно снять. Учитывая, что ко всему еще холодно и мокро, то ничего остального не оставалось, как поспорить в машине, ожидая, хотя бы возможности для натурных съемок. Я не боялся наговорить лишнего, но дискуссия вышла не ахти. Ибо не было достойных оппонентов, а была лишь упертая позиция со стороны представителя гегемона – водителя и поддерживавшего его звукотехника Мацкевича.
       Хотя сама по себе ситуация очень интересная. В относительно благополучные, застойные времена творческие работники искренне полагали, что система устроена неправильно, ибо во главе всего  - руководители и прочие бюрократы. Сложись полное ощущение, что кино снимается не для зрителей и тем более, не ради искусства, а дабы администрация правильно отчиталась и получила прогрессивку (40%, а съемочные группы ее не получают). В этом перевернутом мире - главное в кино отражено не на пленке, а в бумагах: планах и отчетах, датах и актах. Один день опоздания (страшное слово – пролонгация) и конец света, а потом фильм может долго быть никому не нужным, или угодить на полку, или даже стать информационным событием – для киностудии не имеет значения. В общем, система уродливая, не связанная с логичными результатами деятельности киноотрасли, а нацеленная лишь на дальнейшее забюрокрачивание. Впрочем, как и почти везде в нашем плановом раю, заостренном под единицы, а не под товар.
       Теперь начались перемены, в чем-то позитивные, но хватает и опять-таки уродливых.  Ведь рабочий класс принялся считать, что теперь он главный в киноотрасли, хотя это абсурд. Наоборот, в значительной мере – балласт, который если сбросить, можно снизить затраты. Ведь за исключением редких специальных машин, какая разница, на какой мы доберемся на съемку?Collapse )

День в день. Из личного дневника от 2 декабря 1990 г. Воскресенье. Москва.

      Наконец-то случилось и позитивное событие, пусть и не производственное. Так вышло, что я внес важную поправку непосредственно в программу «Время». Причем, смысловую и политическую. Мы там были с 14 часов. Ведущим программы был Сергей Медведев. А нынешние ведущие – это вам не прежние говорящие головы – дикторы. В эпоху гласности они оказывают активное внимание на формирование сюжетов, могут от себя добавить, расставить акценты.
        Сразу после выпуска в 17 часов, который в основном нацелен на восточные районы СССР, я сказал Медведеву, что прозвучала фраза, которая мне решительно неприятна. Он заинтересовался, я выложил, что было на душе. Показали сюжет из Минска. Речь о перспективах Союзного договора, которым пытаются приукрасить, просто перевязать загноившуюся рану под названием СССР. В рамках сюжета корреспондент ЦТ по БССР А.Жук взял интервью у премьер-министра республики В.Кебича. Тот, будучи горячим сторонником нью-СССР, воспаленно  рассказывал про смертельную опасность разрыва такой замечательной экономической системы (словно бы и не замечая из своего кабинета, что она - беда). А предваряя Кебича, Жук заявил нечто совсем уж одиозное, звучавшее примерно так: «Что касается Белоруссии, то мнение всех жителей однозначное – быть в Союзе!!!». Между тем, отнюдь не все. Я - против, многие мои знакомые - тоже. Как и приехавший из Минска корреспондент ТСН Анатолий Майсеня (с которым мы здесь и познакомились). Нам всем ближе путь, на который пытаются встать Прибалтика, Польша.
        Медведев отреагировал совершенно адекватно, сказав, что и его бесцеремонность той фразы резанула и что в главном, более длинном выпуске, в 21 час, "мы ее опустим". Зайдя в «Выпуск» он громко все объяснил, сославшись на мнение товарищей из Белоруссии.
        Тот самый выпуск мы смотрели уже в промозглой квартире, но на душе стало тепло, когда я не услышал фразы Жука, отчего мнение Кебича звучало как частное. Хотя бы, как чиновничье. А я поймал не то, что эйфорию, но ощущение того, что жизнь может начать меняться к лучшему и есть люди, которые этого хотят. И что иногда могут прислушаться ни к Горби (условному главреду "Времени"), а к маленькому, случайно зашедшему человечку. В общем здорово. И кайф без кайфа.
(кадр из программы, а вот здесь выложен тот самый выпуск «Времени»).
       И еще прогресс. Наконец-то четко договорились с Г.Ратнером, ответственным секретарем «Времени». Он приезжал и уезжал на нашей машине, обещал всяческую помощь, хотя сильно, сильно боится, что мы будем всем мешать и надоедим. Ведь никто ранее не снимал у них кино, а там ведь жесткий конвейер: все по секундам, а спрос строже, чем на любом другом производстве. Вольфганг в общении с Ратнером держался молодцом, как и было оговорено, все время отвешивал комплименты «Времени», как светилу благотворных перемен. Конечно, был личный интерес Ратнера, который едет в командировку в ФРГ, а ему меняют лишь 137 марок. И разумеется, хочется получить еще. И реально есть за что: за производственную помощь (в т.ч. в хранении аппаратуры на территории «Останкино», что в общем-то противоречит инструкциям) и консультирование нашей группы. Пока что Кюбель порадовал его пакетом с подарочками (до этого подобный был лишь для Банад). А еще по просьбе Кюбеля (и по моей идее), пресс-атташе посольства ФРГ позвонил главному редактору «Времени» с просьбой оказать содействие.  Надеюсь, что это нам поможет.
       Звоню в Калининград Валентину, в его одноместном номере отвечает женский голос. Докладывает, что его нет, придет к 12-ти, перевзоните или я ему передам. Ишь как устроился. С секретаршей.
        Похолодало, Вольфганг мерзнет (вот, немчура) и все время жрет. Как у нас про таких говорят: «Легче убить, чем прокормить».  Между тем в Москве ужасно с продуктами.
(кадр из нашего фильма, очередь на улице, чтобы войти в магазин). Мы как-то зашли вечером в огромный гастроном у «Останкино», чтобы купить что-нибудь поесть. И очереди, и продукты отсутствовали. В итоге взяли лишь кооперативный торт за 10 рублей. Им и давились перед сном. Я Кюбеля (кстати, по-немецки - Бочка) про себя называю Слоном, хотя меня даже его спокойствие порой внутренне выбивает из душевного равновесия. Но я ему стараюсь этого не показывать. Он привез с собой кипу газет, ими себя перед сном и развлекает.