Category: праздники

Category was added automatically. Read all entries about "праздники".

АРМЕЙСКИЕ ПРАЗДНИКИ В АРМИИ (как минимум, советской), ЭТО ТРАГИКОМЕДИЯ С ПАРАДОМ, БАНЕЙ И ЯЙЦАМИ

    Офицеры достают, проветривают и частенько расшивают – «маскарадный костюм» -- парадное обмундирование. Работающие с личным составом, в казарме и возле нее, устраивают внезапный шмон, дабы найти разные нехорошие вещи и вещества, которые бойцы приготовили к празднику. Начиная с классической бражки в огнетушителях. Шмон сопровождается матом, ломанием ценностей и последующими истериками. Зато согласно программе подготовке к празднику, всех наших «басмачей» помоют, дадут белье поновее и разрешат устроить концерт, либо покажут кино.
     Продслужба готовит праздничный стол, который отличается парой куриных яиц, маслом и каким-нибудь печеньем. Впрочем, в нашем хозразчетном стройбате мы могли позволить и красную рыбу, и сухую колбасу, и какао. Кухня и столовая в эти дни по гигиеническому состоянию начинает походить на больничную. Солдатам приходится выполнять массу  разных предпраздничных работ. Часто глупых, вроде предупредительного стрясывания остатков листьев, покраски снега и т.д. Звучат команды (вроде: «Чтоб блестело, как у кота яйца»), в переводе на русский язык означающие, что все должно быть идеально однообразно: в военном представление о красоте и эстетике. Основные тяготы неприятных работ выпадают на салаг, которые буквально с ног валятся, чтобы не подвести дедов. У тех настроение ближе к праздничному и они не простят, если им его испортить. Естественно, мало кому нравятся репетиции в строевой подготовке, но куда от этого денешься. На этих же построениях «приводится в порядок» (т.е. восстанавливается или уничтожается) форма, которую солдаты ушили и модернизировали  другими методами.
     Офицеры и прапорщики, разумеется, озабочены и собственным застольем. Как человека непьющего, меня в такие дни пытались ставить дежурным по части. Я решительно отказывался, вплоть до предложения командиру заменить мне этот статус гаупвахтой. Все равно приятнее.
Collapse )

Предпраздничное.

Если армия делает из юношей мужчин, то какое заведение делает из девушек женщин? А если девушка служит в армии, из нее тоже получается мужчина? На мой взгляд, нет ничего более немужского, чем парадная военная форма.

"НЕНАВИЖУ ПРАЗДНИКИ" (из моих ключевых слов).

Чем странно наше время, так это сочетанием постоянного нытья с бездной праздников. Поздравляют и с государственными, и экс-государственными, и антигосударственными, и религиозными (разных конфессий), и языческими, и китайским новым годом, и советским старым новым годом... Может быть именно от этого движа (а также удобства поздравляющих в гаджетах) - и исчез тот пофигительный оптимизм, который был свойственен советскому народу. Люди ведь страдают по нему, а получают лишь уйму идиотских бессмысленных поздравлений.

Фрагменты из личного дневника от 28 апреля 1991 года. Воскресенье. Минск.

    Саша и Наташа из Днепропетровска присылают нам открытки ко всем праздникам. Если честно, то это кажется рудиментом. Можно же что-нибудь со смыслом прислать, если уж есть желание поддерживать отношение способом переписки. В прежние времена такая форма контактов считалась частью светской жизни. Среди записей моего деда-аккуратиста, есть и тетрадка, в которой он отмечал, кому послал открытку и от кого получал. Мне кажется, их было под сотню. Я посмеивался: сходится ли приход с расходом? На праздники возникали заторы на почте и часть открыток приходила с опозданием, поэтому было правильным тоном послать заблаговременно. Я шутил: и ко всем праздникам сразу.
* *
     Когда я был подростком, иногда дома мне поручали написать всем открытки. Это конечно было нудно, поэтому старался разнообразить содержание, использовать индивидуальный подход, быть не банальным. Ведь большинство открыток несли лишь дежурные фразы (не считая идеологического посыла), поэтому мои удивляли и это было своего рода поощрением за творческий посыл. Но, повзрослев, я не писал поздравительных открыток. Мог, разве что с поездки отправить. И то с видом города, где нахожусь и с описанием событий дня. То есть скорее себе самому на память, чем домашним. Кстати, в начале века открытки были ужасно популярны в Европе, но не только потому, что играли церемониальную роль, но и из-за невероятной оперативности. Благодаря острой конкуренции между почтовыми службами, по всей Германии открытка доходила не более чем за 6 часов. То есть в течение дня можно было задать вопрос и получить ответ.  Но сегодня есть телефон и поэтому все еще ускорилось.
      Позвонил домой коллеге Л.Кудиной узнать, будет ли завтра диспетчерская, а она: «Ты не вовремя позвонил, я навеселе и ничего про работу не помню». Гы-гы-гы. Но в остальном Людмила Андреевна была приветлива и похвасталась, что ее надо в книгу рекордов Гиннесса заносить, потому, что потеряла девственность лишь в 20 лет. А вот закурила намного раньше. И не из-за стадного инстинкта, как у нынешних девушек.  Наоборот, тогда мало кто курил из женщин, приходилось прятаться по туалетам. Уж больно понравилось само занятие.  Зато теперь ей благодать, кури – не хочу. Правда, она старается избегать дымить в кабинете. Мол, потом неприятно, поэтом чаще выходит на коридор, да и других от нас гоняет.  И это при том, что киностудийные пожарники и строгих приказов добиваются, и штрафы обещают – но толку никакого. Если не поорешь на куряку, так он тебе прямо на голову пепел стряхнет. И еще скажет, что это способствует его творческому процессу.Collapse )

День в день. Из личного дневника от 9 мая 1990 г. Среда. Астрахань.

    Разумеется, снимали празднование Дня Победы, что каким-то образом должно стать главным событием фильма (на треть экранного времени – сказала Л.М.)  о …  спорте.  Кто его знает, может быть, заказчик именно так и видит эту картину (и поэтому связался с далеким «Партизанфльмом»), но очень, очень сомнительно.  Тем более, что поначалу говорилось, что  главным  должен был стать другой праздник – Первомай.  Очередной раз подумалось, что умом Россию не понять.
   Зато Пташук было заряжена на работу, на успех, как никогда, хотя и очень волновалась, что бросалось в глаза. Важнее, что она дождалась того, чего сильно ждала и не хотела ни разочаровываться, ни упускать важный момент.
Но и без трансфокатора очень скоро  стало видно, что реальность сильно расстроила нашу новоявленную режисерессу. Празднование оказалось чрезвычайно убогими,  местечковыми.  И внешне унылое шествие,  и бесконечные ряды юнармейцев.
   Мы с Новиковым изо всех сил бегали, стараясь не упустить что-нибудь привлекательное. Так как ассистента у него не имелось (таков уж формат), то пришлось мне им побыть. В общем-то, не боги горшки обжигают, хотя нужной квалификации у меня нет (кассету зарядить точно не умею). Так что, конечно,  не ассистент оператора, а  в лучшем случае – помощник, а в худшем – таскальщик штатива. И надо признать, что даже на второй подобный день меня бы не хватило. И так к вечеру сильно ныло плечо, главным образом из-за подъема со штативом на часовую башню Кремля, выше церковных куполов.
 
(это панонрама на Кремль в 1990-м, башня которую мы покорили - самая высокая. К сожалению, сегодня она снова с крестом, а не с прогрессивной антенной, как было тогда. Иногда истирия идет назад - так, увы, бывает)
  Но это было уже после, а сначала  разбирались с празднованием.  Заказчики нам обещали десятки знатных спортсменов , буквально одетых в медали, ап пришло ... пяток (зато будет чем их колоть  в ответ на неважное качество фильма),  а вечером и вообще явился один предельно добросовестный Ткачев. И жаль, что он пришел, без него бы все закончилось раньше.
 Так к Ткачеву Пташук добавила подвернувшихся под руку двух нетрезвых стариков в морской форме и возила их по памятникам. Буквально на коленях уговаривая продолжить  «экскурсию».  Цирк да и только, правда, невеселый.
А уж какая ругань распалилась, когда Л.М.  вдруг стала требовать, чтобы Новиков снял некий подвернувшийся на глаза фольклорный коллектив.  Пленка идет на что угодно, но не на спорт, она же, словно бы этого не замечает, словно снимает на видеокассеты, которых тысячи… Не знаю даже, как это объяснять, впервые с подобным сталкиваюсь.
  Ездили так до вечера, потом она сама вызвалась отвезти ключ от башни, на которую мы поднимались. Тоже странно.  Невозможно понять, что у этой дамы в голове, как она сама видит все происходящее с ней, с нами и со спортивной Астраханью.
  Мне уже как «туристу» за сегодняшний день интересно было только вскарабкаться на ту самую православную башню с часами. Трудно, но познавательно, хотя и ступеньки таковы, что очень стршно наковыркнуться вместе со штативом. А это почти смертельный номер.

(эти ступеньки, но попозже, нашел в одном хорошем ЖЖ)
Зато Сергею такое было явно в кайф. Операторы страсть как любят верхние точки, с них всегда получаются красивые планы и резкость не так важна.  К сожаленью, не знаю, сколько метров мы покорили, но много. Однако в любом случае все мысли об одном – скорее бы домой, достала уже астраханская жизнь.

День в день. Из личного дневника от 1 мая 1990 г. Вторник. Поезд/Астрахань.

     День труда и международной солидарности  до приезда в Астрахань (в 15-15) мы пролежали на вагонных полках. Даже праздничные рюмки не поднимались... Вместо этого, сквозь давно не мытые стекла окна вагона смотрели на убогую, грязную жизнь населения. Особенно той ее части, что с азиатскими лицами. Это лезет в глаза и навивает на размышления.  Да и в целом, в сравнении хотя бы с БССР, все выглядит поистине депрессивно, тем более в сочетании с непрекращающимся звучанием эстецких новиковских музыкальных сборок.
     Астрахань нас встретила практически летним (по нашим меркам) теплом.  За 10 рублей частник на «Жигулях» довез нас до лучшей в городе гостиницы, которая расположена на берегу Волги и, разумеется, называется «Лотос».

     Может она и лучшая, но по  таким меркам объективно слабая.  Неухоженная, неуютная. Стоимость одноместного номера с совмещённым санузлом – 3-40.  Плюс 50 коп. за черно-белый телик и еще 50 коп. за холодильник, работающий как трактор.
     Разместившись, чуть прогулялись, тут же наткнулись на счастливую видеть нас Пташук. Она потянула в кафе, правда, предупредив, что берет там исключительно гарниры. Они, мол, получаются, а все остальное – рискованно для здоровья.
      Потом пошли к ней в номер, где режиссерша,  трагически заломав руки, стала нас настраивать на огромные объемы съемок.  И в том числе синхронных, причем, как повод для гордости она заявила, что пока не знает с кем именно будут эти самые синхроны.  Это сразу же напрягло, ведь пленки мало, нужны:  подготовка, обстановка, техническое обеспечение… И едва ли может в принципе выйти хорошо, если всем этим пренебречь. Будучи значительно моложе, мы в профессиональном плане, куда более битые, поэтому, не сговариваясь, стали буквально надавливать на Лилию М. с пожеланием поскорее взяться за дело, чтобы …  побыстрее отсюда свалить. Может быть, увидев материл, по приезду она и перестроится?
       Ответная реакция была неожиданной.  Пташук громко запричитала, заохала, словно бы в транс вошла. Говорила много, но понять суть было очень трудно.  Разве запомнилось, что наши герои-спортсмены люди деликатные, психологически тонко организованные, поэтому их нельзя хватать и снимать, а нужно – ласково и постепенно. При этом конкретных параметров этих подходов не доводилось.  Разумеется, уже без нее, мы втроем попереживали, посочувствовали сами себе, поняв, что велика вероятность  и внутренних конфликтов, и проблем с организацией, и проведением съемок.  Впрочем, пока еще надеемся, что утро вечера мудренее и т.д.  А потом, кто знает, может и сработаемся.  Или  материал такой в камеру полезет, что и испортить нельзя. А что, разве чудес не бывает?

День в день. Из личного дневника от 23 февраля 1990 г.

Женщины «Летописи» показали себя настоящими пацифистками, проигнорировав «военно-мужской» праздник (только И.Вигдорчик кому-то в коридоре что-то желала на тему дня). Это дает нам основание побыть феминистами в женскую дату. Надеюсь,  такой подход войдет в традицию. И  действительно, «хватит нам жить по законам, данным Адамом и Евой…»
И Жанна не воспользовалась поводом, чтобы сказать мне что-нибудь  хорошее. Зато уйму комплиментов неожиданно услышал от позвонившей мамы Оксаны. Она же уже сама поведала, что было на разговоре у Банад и почему вспоминали меня.

image

Дело в том, что Алина Николаевна предложила Оксане поехать в Москву на мероприятие некой Ассоциации молодых организаторов кинопроизводства (до 35 лет).  И меня  с собой «прихватить».   Оксана ответила типа: «Кто я. Вот он!».  А Банад добавила – и Шишкин именно его хотел отправить. На том и остановились, собираюсь, хотя и не знаю зачем…
Получил 107 руб. постановочных за «Корабль 2».  А еще возникло непонимание уже с Пикманом старшим по распределению экономии на «Полонечке».  Как же достала эта «финансовая» история, противно, хочется все бросить и умыть руки. Знал бы, что так будет складываться, не брался бы вообще. Ведь все делали, как оговаривали изначально, но в конце вдруг все позабыли и стали искать справедливость.
Марина П. похоже нашла силы на меня обидеться.  Все-таки чуточку гордости в ней имеется. И все равно она сволочь.
Вечером позвонила Л.Квакухо, поздравила отца, а заодно и меня. И упрекнула за то, что  я (оказывается) три месяца ей не звонил. Я ответил, что  не считал. Она не унималась:  «Не считал дни, или нужным звонить?».  Папа потом ехидно спросил: «Не развелась еще?». Мол, чего же тогда звонила?