Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

АНТИТОРГОВЛЯ, как повод для ГОНОРА.

В перестройку, возвращаясь из командировки, польские киношники остановились потратить остатки суточных у магазина хозтоваров. Где-то в районе Слонима. Там было пусто в отношении и товаров, и покупателей. Но коллеги чего-то полезного им насобирали. Продавцы на все это с интересом поглядывали, а потом отказались продавать. Даю им свою книжку потребителя (так, кажется) - не подходит, иная область. Говорю им - ведь это все равно вряд ли продадите, план не выполните... В ответ: "Да что нам план, нам лучше бы эти здесь не настали". Было неловко, но что поделаешь. Многи белорусы таким образом тогда поднимали самооценку

Про искушение яблоками

  В конце 90-х возвращались из автотура через Польшу. Остановились "в лесок", но у дороги старик продавал яблоки. Я посоветовал попутчикам попробовать, те сначала покривились, мол, сами из-под Тулы... Потом попробовали и купили два... мешка. При том, что добираться им с пересадками в Минске и Москве. Что тут скажешь, у поляков действительно получается в сельском хозяйстве. Ещё при СССР- поражался - пересекаешь границу и поля, словно другой климатической зоны.
    И тут же вспоминается, как в конце 80-х был с поляками в Херсонской области, среди полей роскошных помидоров, которые не собирали, т.к. не было бензина. Но коллег впечатлило не это, а чернозем. Они брали его в руки, растирали пальцами, мечтательно произносили - вот у нас бы так... И это были не фермеры, а киношники. И это мне позднее дало ответ, почему в Польше хороши яблоки. А также, почему в Украине и Беларуси - не очень.

Из событий 1987г. 22 января. ПЫТКА АПЕЛЬСИНАМИ СОСТОЯЛАСЬ

    Представьте, вы ужасно усталые и перекормленные, а вас в 2 часа ночи пробуждают, вытягивают из самолёта в холод Иркутска, чтобы в зале Интуриста пройти пограничный и санитарный контроль. На втором я и попался, у меня обнаружили 3 апельсина, у которые я купил в ... Москве. Никакой возможности съесть их в Улан-Баторе не было, повез обратно, чем неожиданно вызвал переполох на границе. Пошептавшись, контролёры вынесли вердикт: вы должны съесть крамольные плоды или придется составлять протокол изъятие и уничтожение, а это куда хлопотнее. Мы с Шаталовым тяжело вздохнули и прямо у стойки принялись засовывать дольки в рот при полном желудке и желании продолжить сон.
     Тут невольно вспомнил, как ещё добираясь в МНР, угодил в иную ловушку. Тогда, при посадке на рейс в Улан-Батор, ко мне обратился офицер с просьбой обменяться посадочными талонами. Он хотел объединиться с некой дамой, зато я оказался в первом классе. Это отдельное пространство с 8 масштабными креслами и отдельной стюардессой. Она тут же забрала от мой полушубок, чтобы разместить на плечиках и выдала тапочки и плед. Рядом со мной сидел посланец ВОЗ, немец, с которым мы интересно поболтали. Именно он предложил, как и поступает сам, забирать все, что будут приносить, ибо все съесть все равно невозможно. И пошел поток еды и питья, отчего я так и не заснул. Жадность подвела, при том, что я уклонялся от спиртного. Икра черная и красная, фри из осетрины, булочки горячие, балыки, горбуша, шикарные конфеты и прочие сладости. В общем принесенная подушка так мне и не понадобилось, что привело к разбитому первому дню в Улан-Баторе.
    Уже после посадки я узнал, что человек, который если что-то и брал у стюардессы, то лишь напитки - министр внешней торговли СССР. Его торжественно встречали, но первым вышел местный мужик, которого я потом видел на показе нашего фильма, как члена их Политбюро. Было ещё два упившихся и не желавших просыпаться немецких бизнесмена, а также пара британских охотников. К слову, когда сегодня на самолёт грузили вещи, то среди них было много охотничьих трофеев, прежде всего, большущих рогов.

Collapse )

"Демьянова уха" была в виде экскурсий по достопримечательностям Улан-Батора". Из событий 1987г.

    18 января. Я ещё не пришел в себя от перелета и разницы во времени, как погрузился в "Волгу" с моей коллегой Энке и мы покатили: дом последнего хана, единственный действующий монастырь, музеи - художественный и религии. И везде - персональный русскоязычный гид.  Закончили программу панорамой города с чего-то напоминающего Курган славы. Потом я даже жалел, что отнёсся к мероприятию без воодушевления, ведь вышло: что был, что не был.
    Зато выручил режиссера Шаталова. Ведь по первоначальному плану монголы хотели нам закатить пирушку на природе. Но, не мне, ни Виктору Михайловичу ее не хотелось. Тем более, что мороз ниже 25.Так что моя поездка была устраивающим обе стороны дипломатическим ходом. Потом был ужин (кулинарное приключение) в ресторане вместе с Гомбо, Дарьсуреном, Дамдином - ведущими работниками "Монголкино".
     Затем я прошёлся по городу, зашёл в магазины и не понял зачем менял рубли на тугрики. Да ещё и суточные получил. Вечером в наш люкс пришел Эрдене и они с Шаталовым фонтанировали идеями полнометражного фильма про Пржевальского, который они решили замутить. Заканчивали же день "Музыкальным рингом"с "Аквариумом" по телику. Я удивился, что Шаталов смотрел с большим интересом. Я его регулярно просвещаю в области рок-музыки.Collapse )

Помянем, раз уж расстаемся...

  С глубоким прискорбием приходится констатировать, что даже такие прекрасные годы, как 2020 – когда-нибудь да заканчиваются. А ведь сколько замечательного он принес в наши жизни. Нас снова научили мыть руки и не целоваться с кем попало. Попутно непринужденно отучили от ряда дурных привычек, начиная с бессмысленного потряхивания чужих ладоней своими, а заканчивая пустой тратой времени и денег на путешествия.

    А как уж украсили нас всевозможные маски. Никакая Венеция не нужна, достаточно сходить за хлебом. Лично я в маске намного привлекательнее, чем без нее. Порадовали отмены всяких Олимпиад, что сбережет много нервов. И то, что безумные трибуны не отвлекают от матчей и можно слышать, как матерятся еще не заразившиеся друг от друга игроки.
      Для Беларуси – 2020 – особый. Мы его ждали и приближали, как могли, чтобы единым фронтом с коронавирусом привнести в нашу жизнь неведомую еще демократию. Теперь, наверное, придется ожидать следующей пандемии, если, только, с вакцинами в спешке не напутали таким образом, что и бороться будет и не кому, и не с кем. В общем, опустим, господа, бокалы за упокой 2020-го и совершенно без надежды, что преемник будет лучше. Пусть сначала себя покажет, хотя бы до тепла, а уж потом мы ему будем радоваться…

СОВЕТСКИЙ-НЕСОВЕТСКИЙ.

    Недавно народному артисту А.АЛАЮ, если исходить из бездны его регалий - классику земли белорусской - стукнуло 80. В мои давние киношные годы мы с ним немало поработали. Бывало и номер в гостинице делили. Тогда он казался идеальным советским человеком. С ним было комфортно. Организован, не выпивоха, корректен, любил свою работу. Что еще надо. Да, не было ощущения, что участвуешь в создании шедевра? Так это к лучшему, меньше мороки.

Collapse )

Из личного дневника. 1989: польские города – Львов и Вильнюс - 15

Хроника одной киноэкспедиции, усугубленная внутренними разногласиями. 8 мая, понедельник
     Вновь длинный и тяжелый рабочий день с обилием проявлений нервов и попыток разной удачливости решения проблем. К тому же страшно вымокли под хроническим ливнем.
      Вечером в моем номере "Днестра" с 21-30 до 0-40 состоялся тягостный разговор с Анной. Все началось с того, что оказывается, ее жутко раздражает многое из того, что я говорю. Особенно, если каким-то образом - о «нас» или если предлагаю остаться на ночь (между тем, когда тот же Игорь позволяет себе подобное, она рассказывает мне про это с горящими глазами). Анна явно считает себя неотразимой и даже не предполагает, что я сморчок (а не ого-го - сам Игорь, которого я, честное слово, ничуть не ревную даже за производственные успехи) могу … опасаться ее гипотетического согласия остаться. И даже не в отношении конкретной ночи, а собственной судьбы. Ну, пошутил я, дабы не подумала, что голубой и что из того? На киностудии так много соленого юмора, что на мой логично было бы и внимания не обращать. Или даже подыграть, как это ранее обычно и было. Уж что нес Андрей, все было ей в радость.
         Анна словно бы желает, чтобы я изменился, как личность. Даже интересно, зачем ей (или миру?) другой я? Однако я, даже ради того, чтобы она меня не ругала, не собираюсь переставать быть самим собой. При этом, Анна не конкретизировала упреки, а извилисто судачила про то, что, якобы существует «на кончиках пальцев и души». Мол, начиная со Львова мы говорим на разных языках. А после мхатовской паузы (аплодирую) грустно добавила: «Как с Сашкой». Это, кстати, лишний раз подтверждает то, о чем я обычно рассказываю про особенности киностудийного труда. Ведь когда с человеком побудешь не в кабинете, а в другом городе и не только за работой, за день узнаЁшь его лучше, чем за год.
Collapse )

Из личного дневника. 1989: польские города – Львов и Вильнюс-7

Хроника одной киноэкспедиции, усугубленная внутренними разногласиями. 30 апреля, воскресение
      И опять вышло неприятно. Хотя поначалу было складно. Решили вопрос с арендой такси, купили массу билетов на разные варианты событий, шли по еще одному делу, но вдруг Анна срочно захотела в … церковь.
Вопреки нашим общим планам, просто приспичило и все тут. Грехов что-ли перебрала или бесов в себе почувствовала (чему я бы не удивился)? Если бы в туалет, я бы, разумеется, понял, но в церковь… И знает же, что я не любитель этих заведений (тем более, в рабочее время), да и она вроде бы особой набожности ранее не проявляла. Я намеренно не возмущался, сдерживая эмоции внутри, просто сухо сказал, чтобы шла туда сама и быстренько удалился.
       Потом, уже в гостинице, я ответил Анне, что не хочу идти в ее номер перекусывать, нет настроения, да и не могу понять, чего не следует говорить. Через некоторое время явилась она и развалилась в кресле, забоосив ноги на спинку стула. Как мне показалось: неожиданная и не свойственная ей поза. Наверное, чего-то означает (или же просто - ее домашняя?), но я не психолог и даже не прикидывал варианты, а молча выжидал. Все же ужасно, что в номере нет телика, поэтому - неприятная тишина, да скрип ее кресла. Как показалось, так происходило довольно долго. Пока Анна, не поменяв "боевую стойку" на обычную, принялась высказывать обиды, чем сильно удивила. Я же не помешал ей сходить в церковь, а как должен был поступить, чтобы она не обиделась? Пусть бы объявила вескую причину идти именно сейчас. У меня были служебные дела, а церковь - в принципе не интересует. А если бы я в храме вылепил бы что-нибудь атеистическое, к чему склонен, был бы еще один повод для обиды. А зачем?
Collapse )

Из личного дневника. 1989: польские города – Львов и Вильнюс-6.

Хроника одной киноэкспедиции, усугубленная внутренними разногласиями. 29 апреля, суббота
    Завтрак в гостинице понравился (тем более, не за свой счет), а вот с личным контактом стало сложнее. Я позвал Анну поехать за билетами на границу, чтобы затем встретить поляков. Конечно, мог и один, но вдруг возникнет ситуация, которую надо будет обсудить. Она, сделав театральную паузу, сказала «Да», но с условием, что сначала ... сдадим в ремонт ее туфли. Я согласился и мы пошли, но после мастерской Анна принялась заходить в каждый попавшийся на пути магазин. А я всякий раз ожидал у входа. Я долго терпел ощущение собачки, которую вывели попутно погулять, а потом не выдержал и предложил разбежаться.
    Вечером она пришла, чтобы в моем номере поужинать, разговоры совсем не клеились и быстро скатывались к дурацкому клинчу. Но она при этом не уходила, выгнать было бы чересчур, хотя настроение было гадким. «Сколько раз зарекалась не говорить тебе ничего», - выговаривала мне Анна после какой-то моей проходной фразы – «Ты выслушаешь, а потом, когда-нибудь, ударишь меня этим же побольнее». Я ничего не понял, но не просил приводить примеры, а просто спросил: «Только поэтому у тебя целый день плохое настроение?». Она почти закричала: «Ой, как ты любишь все муссировать и бросаться в крайности».
Collapse )

Из личного дневника. 1989: польские города – Львов и Вильнюс-4

Хроника одной киноэкспедиции, усугубленная внутренними разногласиями. 27 апреля, четверг
     Опять много работы и радостное сообщение из Львова: «Гостиница есть!!!». Мы дружно загомонили «Ура». Причем, нам с Анной заказаны места в интуристовском «Днестре», но большинство группы разместится в более простом «Львове».У этого обстоятельства есть, как производственно неудобные моменты, так и хорошие. Меньше будут нас вечером доставать, ведь расстояние между отелями приличное.
    Облом, неожиданно, вышел с дорогой туда. Работая с иностранцами, разрешается позволять себе больше обычного. И в том числе ездить СВ, мы так и планировали, учитывая возможности Анны в этом вопросе. Но в итоге, с огромным трудом, буквально выдрав, купили лишь … плацкартные билеты. Виноваты сами, хотя ситуация – сапожник без сапог – типичная.
    Отблагодарить за гостиницу купили две палки сухой колбасы и большую коробку конфет. Может быть у нас просто вымогали подношения? До отъезда важно было свалить на чужие плечи параллельные дела. И у меня их много, а у Анны - "горящая" «Хатынь». Всё сумели «раздать», сбагрив дела Свете, Нонне и Жанне, счастливой от возможности поехать в Москву. И вроде бы все сложилось, ну почти все, хотя зарекаться не стоит.
Прибежал домой. На бегу помылся и собрался. Поезд в 20-05. Плацкарт есть плацкарт: суета, духота, теснота и вонища, вызванная массовым поеданием курицы и снятием носков.
Collapse )