Category: театр

Category was added automatically. Read all entries about "театр".

Последнее пристанище белорусских звезд театра, кино и эстрады

Результат прогулок по главному кладбищу страны. Памятники выдающимся белорусским артистам. С одними из них пересекался по работе, про других - доселе не слышал.

Collapse )

ИСТОРИЯ МОЕЙ ТЕАТРОМАНИИ

    В моей советской жизни был период увлечения театром. Посетил много спектаклей, пока не открыл для себя правду - не так уж меня и цепляет. Не было бы это удовольствие труднодоступным и престижным - вряд ли я бы в него погрузился. А я ведь придумал собственную систему добывания билетов в престижные московские театры. Причем не переплачивая, не выстаивая у кассы и не вылавливая лишний билетик.
   Потом идёшь мимо возбуждённой толпы в Ленком или Таганку и поднимается самооценка, ну и общение бывало интересное в антракте. А вот видеть близко действо живых артистов без чувства неловкости, я так и не научился. И поэтому в какой-то момент эта забава практически ушла из моей жизни. Так уж вышло, что кино мне ближе и роднее.

ТРУСИКИ КУПАЛОВСКОГО

    Интересоваться театром я стал лет к 30-ти, поэтому, когда окончив нархоз, попал в #Летопись #Беларусьфильма, то единственным воспоминанием о главном театре страны был неудачный коллективный студенческий поход. Шли на пьесу почти скандального Макаенка, а показали «Без вины виноватого» Островского. Было очень скучно. А когда на сцену вышел актер с разительно бутафорским букетом (в октябре) и так пронзительно зашуршал им, что я едва дождавшись антракта - смылся. И вот, в самом конце 70-х я прихожу в Купаловский со служебного входа, чтобы снять о Н.Еременко летописный материал. Это такой странный жанр, в котором нет ни сценария, ни режиссера. Вместе с оператором В.Кипиным, мы наблюдали сценки из жизни актера. Были у Николая Николаевича дома, он хорошо отнесся к этой идее (что было не всегда), даже позвал из Москвы сына – тогда очень популярного. Тот шутил над папой: «Как же у тебя, теперь и начальника, хорошо выходят роли начальников».
   Разумеется, снимали и в театре. Еременко играл в спектакле А.Гельмана, действие которого происходит в вагоне поезда. И очень ответственно относился к делу. Помнится, сначала устроил скандал, ибо были не готовы игровые носки, потом – с полчаса в уединении настраивался. Впрочем, не все были так серьезны. Исходя из задач пьесы, покидать сцену могли только два персонажа – оба народных и возрастных артиста. Он играл проводника, а она – проходящую по вагону пассажирку. Вот они непрерывно шутили, ничуть не заморачиваясь моим присутствием. А в какой-то момент она распахнула полы игрового халата и серьезным голосом у партнера спросила – «Ну, как трусики я купила?».  Он сделал «мхатовскую» паузу, зацокал языком, потер между пальцев ткань с изощренным рисунком и всерьез уточнил: «Где достала?». Collapse )

День в день. Из личного дневника от 1 сентября 1990 г. Суббота. Минск.

       Вспомнил, что вчера «наехал» не только на Поршнева с компанией. Видимо так распалился, что «пострадал» еще и режиссер В.Толкачиков, к которому я отношусь исключительно хорошо. Уже в статусе постановщика действительно классной экранизации И.Бунина «Несрочная весна», он взялся за плановую документалку «Ave Maria», но нарушил условия договоренности с министерством культуры и вместо конфликтного фильма о событиях в труппе оперного театра, снял нечто совсем другое. Володю явно затянуло в сферу фестивального кино. Так что вместо ожидаемого социалистического реализма вышло нечто вроде клипа. И что тут сказать, голос у примы нашего Большого театра М.Гулегиной (она главная героиня ленты) – потрясающий, некоторые планы буквально вынимают мозг и даже (все еще) крамольная обнаженка имеется (увы, не Гулегиной - хотя думаю, Толкачиков был бы не прочь ее раздеть).
* * В общем, быть бы этой ленте отмеченной жюри какого-нибудь феста «кино не для всех», да её не только не приняли, но и запретили. Опять "полочные" страсти на марше. Разумеется, я не на стороне чиновников, я за то, чтобы у аудитории с вкусами Толкачикова была возможность смотреть и восхищаться. Но во мне взыграли потенции киноведа и я наехал на Володю за якобы низкие художественные достоинства его ленты, упомянув у контексте и Годара, и Рассела, и Паркера… Сам удивился, сколь заумной язвенности из меня вышло. Впрочем, Володе мое мнение до одного места, на него давят фигуры куда покрупнее.
         А я попутно подумал, до чего же трудно критикам честно оценивать работы тех, кого они знают, а может быть, и по-человечески ценят. Эх и нервная у них работа, оказывается. Впрочем, я пока к ней только присматриваюсь. Возможно, все будет, как с музыкой: поиграюсь, да и свалю. А еще подумалось, что на моем восприятии «Аве Марии» сказалось и то, что при всем своем равнодушии к оперному искусству, я довольно много времени провел в оперном театре. На репетициях, в гримерных, за кулисами, дома у предыдущей примы Светланы Данилюк. 
        Когда говорю, что я знаю какой-то город, то подразумеваю, что ориентируюсь в нем, практически держу общий план в голове. Вот и в оперном театре, я хорошо ориентируюсь, особенно со служебного входа. Хотя поначалу было непросто, больно много там разбросанных по этажам помещений. Скорее всего, мне не понравилось, как Толкачиков представил мир оперы, полный страстей и интриг. Имею право на сове мнение, хотя одного просмотра "Аве Марии" (даже на большом экране) явно мало. Подводя итоги произошедшего: пока не разобрался, что меня понесло в публичную критику, словно ветерана худсовета. Даже стыдновато, но Володя сказал, что не обиделся. И то хорошо. Кстати, Толкачиков звал меня поработать на этом фильме...
        Папа с Алешей  жуть, как увлеклись закатыванием банок с вареным перцем + лук + морковь + еще что-то. Я их саркастически вопрошаю: «На какое число назначен салют из всех банок?». Только смеются в ответ, но энтузиазм невиданный, что непривычно. Возможно подспудно готовятся к усугублению кризиса? А еще забавно наблюдать, как нужные банки добываются в … холодильнике. Алеша пытается освободить «покоящиеся» там емкости от какой-то древней малины, полезных одуванчиков, еще черт знает от чего, а папа категорически протестует, хотя и употреблять эти запасы не собирается. Я только со стороны поглядываю, не вмешиваясь в их дела, тем более, что мало употребляю все эти закатки.
      Съездил в город, махнуться кассетами, потом с Филимоновым отправились во «владения» Тамары Туаевой.  Я в шутку, но настойчиво пытался их … сосватать (оба ведь законченные киноманы, а Тамара еще и киноведческий ВГИКа окончила), а они как-то всерьез растерялись. Не ожидал я подобной реакции.  Уже потом Сергей сказал, что я был не слишком тактичен. На что я придумал идеальную отговорку: на меня могут обижаться только идиоты. Филе не хотелось выглядеть идиотом и тема была исчерпана.
         Посмотрел «Аферу 2» и «Кошмар на улице Вязов 5».